Поиск по этому блогу

6 сентября 2018 г.

Ален Бадью. Лишь Капитализм виновен в разрушительной эксплуатации Природы


Сегодня стало общим местом заявлять, по различным основаниям, о конце человеческого вида, как он нам известен. Эта специфическая экология приобретает мессианические черты... Что касается технологического рывка, то нам обещают неразбериху, роботизацию всякого труда, дигитальное цветение, автоматичное искусство, пластмассовых киллеров и опасности сверхчеловеческого разума. В действительности именно эта общественная формация, и только она, будучи связана со строгим понятием частной прибыли, ответственна за разрушительную эксплуатацию природных ресурсов.




Сегодня стало общим местом заявлять, по различным основаниям, о конце человеческого вида, как он нам известен. Эта специфическая экология приобретает мессианические черты, хищники одолевают это несчастное животное, так что скоро человек уйдёт из мира живых. Что касается технологического рывка, то нам обещают неразбериху, роботизацию всякого труда, дигитальное цветение, автоматичное искусство, пластмассовых киллеров и опасности сверхчеловеческого разума.


В результате на поверхность вышли эти пугающие категории – трансгуманизм и постгуманизм; или, симметричным образом, возвращение к анимализму – где разновидности пророчеств либо опираются на техническое творение или скорбят об атаках на Мать-Природу. Я воспринимаю все эти предсказания как совершенно идеологический шум, имеющий целью затенить реальную опасность, перед которой сегодня оказалось человечество, а конкретно – тот тупик, куда нас направляет глобализованный капитализм. В действительности именно эта общественная формация, и только она, будучи связана со строгим понятием частной прибыли, ответственна за разрушительную эксплуатацию природных ресурсов.


То, что многие виды живого находятся под угрозой, что климат теряет предсказуемость, что вода становится недоступным сокровищем - всё это побочные эффекты безоглядного состязания между хищниками-миллиардерами. И то, что научный прогресс анархически раболепствует перед рыночными технологиями, имеет ту же причину. Экологические проповеди, пусть они даже часто сопровождаются убедительными иллюстрациями (несмотря на пророческие гиперболы), большей частью превратились в чистую пропаганду, помогающие сохранять лицо государству и транснациональным компаниям, желающим укрепить  веру в благородную и братскую естественную безупречность товаров на рынке.


Кроме того технологический фетишизм, непрерывная последовательность происходящих в этой сфере революций - среди которых наиболее яркая "цифровая революция" - постоянно стремятся вызвать в нас веру в то, что мы движемся одновременно к райскому блаженству без работы, где полезные роботы и всеобщая идиллия праздности и, с другой стороны, к сокрушению человеческого разума электронным "мышлением". Редкий журнал сегодня не пугает ошеломленных читателей неотвратимостью "победы" искусственного интеллекта над природным разумом. Но в большинстве случаев ни "природность" ни "искусственность" не определяются надлежащим и ясным образом.


С первых шагов философии мы размышляли о том, что означает слово "естество".  Оно могло означать романтическую мечтательность закатов; атомарный материализм Лукреция («О природе вещей» - De natura rerum); внутреннее существо вещей; Универсум Спинозы (“Deus sive Natura” - Бог или Природа); объективную реверсию любой культуры; деревенский, крестьянский уклад как противоположность сомнительной искусстввенности города ("земля, она не лжет" сказал Петен); биологию в её отличии от физики; космологию в отношении к этой крохотной локальности, которая является наша планета; секулярное постоянство  в противоположность изобретательному безумию; естественную сексуальность в отличие от перверсии... Боюсь, сегодня "природа"кроме всего прочего указывает на спокойствие в садах и особняках, на туристскую очарованность дикими животными, пляжи и горы для проведения приятного лета. Но кто способен представить, что человек несет ответственность перед Природой - человек, который сегодня не более чем мыслящий чип на второразрядной планете в средней солнечной системе на краю банальной галактики?


Философия, начиная с первых шагов, также осмысливала Технику или Искусство. Греки размышляли над диалектикой Техне и Фюсиса; они брали человеческое животное и подводили под него основание, на котором было видно его как "тростник, слабейший в природе, но мыслящий тростник", что означало по мысли Паскаля: сильнее чем Природа и близкий к Богу. Греки давно поняли, что животное способное к математике может вершить великие дела в пределах материального порядка. Эти "роботы", которых воспевают, чем отличаются они от исчислений, встроенных в машину? Числа, кристаллизованные в движениях? Мы знаем, что машины считают быстрее тех, кто спроектировал их для конкретной задачи. Глупо спорить, что поскольку кран поднимает огромные бетонные столбы на невероятную высоту, то человек неспособен предотвратить рождение гигантского мускулистого Транс-Человека... а исчисления со световой скоростью уже не являются признаком неодолимого "интеллекта". Технологический трансгуманизм переделывает нас, как это подаётся во всех затасканных, неисчерпаемых сюжетах научно-фантастических фильмов ужасов: творец, превзойденный своим творением, либо зачарованный грядущим Сверхчеловеком (ожидаемым со времен Ницше), либо испуганный им, и ищущий укрытия за юбкой Геи, Матери Природы. 


Сделаем еще один шаг. Человечество за 4 или 5 тысяч лет организовалось триадой: частная собственность, которая способствует концентрации огромных богатств в руках  очень тонкого слоя олигархов; семья, через которую богатство переходит по наследству; государство, которое защищает и собственность и семью вооруженной силой. Именно эта триада характерна для нашего вида эпохи неолита, но мы всё там же - а вообще-то даже в большей степени чем когда бы то ни было. Капитализм это современная форма Неолита и порабощение им технологий посредством конкуренции, механизма прибыли и концентрации Капитала лишь поднимает к новым высотам чудовищное неравенство, социальные нелепости и пагубные идеологии, которые всегда сопутствуют внедрению новых технологий в царстве классовой иерархии.


Следует понять, что технологические инновации были исходным условием, а вовсе не конечным результатом установления эпохи Неолита. Если приглядеться к судьбе нашего вида, то  оседлая агрономия, одомашнивание скота и лошадей, гончарное дело, бронза, металлические орудия, письмо, национальности, монументальная архитектура, религии монотеизма - являются изобретениями не менее важными чем смартфон или самолет. Человеческое в истории всегда было искусственным по определению, и не случилось бы встречи с человечеством Неолита - а другого мы не знаем -  не будь столь близкого соседства с животным началом, которое длилось долгое время - вероятно 200,000 лет - в форме небольших номадических групп.


Пугающий и обскурантистский примитивизм просуществовал столь же долго как ложная концепция "примитивного коммунизма". Сегодня нам знаком культ дружелюбных архаических сообществ, где младенцы, женщины, мужчины и старики жили по-братски - безо всякой искусственности - вместе с мышами, лягушками и медведями. В конце концов - это нелепая, реакционная пропаганда, тогда как всё указывает, что рассматриваемые общества были полны насилия, поскольку постоянно испытывали гнёт изнуряющей нужды, имея единственной целью выживание.


Настоящим абсурдом и необоснованной регрессией будет сегодня судорожное провозглашение победы искусственного над природным, робота над человеком. Давайте возразим этим ужасам и пророчествам следующим образом: простой топор или обученная лошадь, не говоря о покрытом знаками папирусе уже являются в этой перспективе образцово транс- и пост-человеческими, и даже обычные счеты позволяют вести расчеты гораздо быстрее чем при помощи пальцев руки.


Вопрос нашего времени определенно не в том чтобы вернуться к примитивизму, не в мессианическом ужасе перед "губительными" технологиями, не в болезненной очарованности научной фантастикой о роботах-триумфантах. Действительный вопрос состоит в возможности методичного и настоятельного выхода из Неолита. Фактически, этот тысячелетний порядок, который лишь взвинчивал цену конкуренции и иерархий и поддерживал терпимость к нищете миллиардов человеческих существ, должен быть опрокинут любой ценой, чтобы не дать развязать эти войны, секретом которых владеет Неолит с момента своего возникновения, а технологизация этой родословной проявилась в 1914-18 или 1939-45 с десятками миллионов жертв, сегодня же их может быть гораздо больше.


Для меня здесь речь не о технологиях или о природе. Говорить надо об организации обществ в масштабах всего мира. О возможности контр-неолитической социальной организации, а именно: должен стать обыкновением отказ от приватизации собственности, того, что касается производства всего необходимого для человеческой жизни. Нет семейному преемству, концентрации наследства. Нет обособленному государству, защищающему олигархов. Нет иерархии труда. Нет нациям, нет замкнутым и враждебным идентичностям. Коллективная организация всего, чему суждено быть коллективным.


У всего этого есть имя, прекрасное имя: коммунизм. Капитализм - лишь последняя фаза тех ограничений, которые на человеческую жизнь налагает неолитическая общественная форма. Это последняя стадия Неолита. Еще одно усилие, прекрасное человеческое животное, чтобы завершить 5,000 лет творчества в угоду меньшинства. Уже почти два столетия, во всяком случае начиная с Маркса, нам известно что следует начать новую эпоху, где: невероятные технологии - для всех, проблемы распределяются поровну, соучастие во всём и образовательная поддержка гениальности каждого. Этот новый коммунизм противостоит по всем пунктам патологическим пережиткам капитализма, этой видимой "модерности" мира, мира пяти тысячелетий, о котором надо сказать: старый, слишком, слишком старый.



Впервые опубликовано здесь

Комментариев нет:

Отправить комментарий