Поиск по этому блогу

16 апреля 2018 г.

Дэвид Харви. Социальная справедливость и город


Урбанизм, выросший на эксплуатации, — таково наше историческое наследие. По-настоящему гуманистический урбанизм еще предстоит создать. Задача революционной теории стоит в прокладывании дороги от урбанизма, основанного на эксплуатации, к урбанизму, достойному человеческих существ. А революционная практика должна осуществить этот переход.




Некоторые материалы, представленные в этой книге, могут быть использованы для подкрепления тезиса Лефевра, в то время как другие ему противоречат. Мы оба принимаем концепцию целостности как внутренней взаимосвязанности. Мы также оба считаем, что урбанизм нужно понимать как самостоятельную целостность, которая выражает и формирует отношения с другими структурами в целостности. Ни он, ни я не видят урбанизм как просто производную других структур. Лефевр также пытается встроить в свой анализ адекватные концепции пространства. Он указывает на конфликт между диалектикой социального процесса и статической геометрией пространственной формы и приходит к размышлениям на тему «социальный процесс — пространственная форма», которые не так уже отличаются от концептуальной основы этой книги.
<…>
В чем же расхождения? Лефевр настаивает, что урбанизм сейчас подчинил себе индустриальное общество. Он приходит к этому выводу путем познания через отрицание. Использование такого диалектического инструмента приводит нас к гипотезе. Но не дает подтверждений. И я не верю в то, что на данном этапе истории эта гипотеза является обоснованной.
Урбанизм обладает собственной структурой — он может пониматься как обособленная целостность — со своей собственной динамикой. Но эта динамика опосредована взаимодействиями и противоречиями с другими структурами. Говорить, что сейчас урбанизм взял верх над индустриальным обществом, — значит говорить, что противоречия между урбанизмом как структурой в процессе трансформации и внутренней динамикой старого индустриального общества просто разрешились в пользу первого. Мне это утверждение не кажется реалистичным.
В некоторых важных и решающих аспектах индустриальное общество и структуры, которые его составляют, продолжают подчинять себе урбанизм.
<…>
Говоря, что его тезис неверен в данный момент истории, я не говорю, что он не может находиться в процессе приближения к истинности или что он не может стать таковым в будущем. Доказательства свидетельствуют, что силы урбанизации крепнут и стремятся к доминированию на центральной сцене мировой истории. Урбанизация становится глобальной. Урбанизация сельской местности идет все активнее. Созданное пространство вытесняет эффективное пространство. Внутренняя дифференциация в урбанизационном процессе очевидна, как и изменения в политической организации пространства, которые происходят параллельно с этой дифференциацией. Во всех этих аспектах Лефевр ухватил основные тенденции. Можно сказать, что Лефевр представляет нам гипотезу о возможностях, заложенных в настоящем. За долгую историю города чего только о нем не написали — и оптимистичного, и утопичного. Теперь у нас есть шанс прожить многое из предсказанного, при условии, что мы воспользуемся нынешними возможностями. У нас есть возможность создавать пространство, творчески обуздав силы, производящие городскую дифференциацию. Но чтобы воспользоваться этими возможностями, нам приходится бороться с силами, которые создают города как отчужденные пространства и подталкивают урбанизацию в направлении чуждом нашим индивидуальным и коллективным целям.
Чтобы противостоять этим силам, нам нужно для начала понять их. Старая структура промышленного капитализма, породившая когда-то революционные изменения в обществе, теперь превратилась в тормоз. Растущая концентрация инвестиций в основной капитал, создание прибавочной стоимости, которая зиждется на присвоении и эксплуатации, — все это следствие внутренней динамики промышленного капитализма. Модели обращения прибавочной стоимости меняются, но они не меняют того, что города — эти «мастерские цивилизации» — основаны на эксплуатации многих немногими. Урбанизм, выросший на эксплуатации, — таково наше историческое наследие. По-настоящему гуманистический урбанизм еще предстоит создать. Задача революционной теории стоит в прокладывании дороги от урбанизма, основанного на эксплуатации, к урбанизму, достойному человеческих существ. А революционная практика должна осуществить этот переход.

Отрывок из книги Дэвида Харви. "Социальная справедливость и город".
Впервые опубликовано здесь


Комментариев нет:

Отправить комментарий