Поиск по этому блогу

25 июня 2015 г.

Михаил Кербиков. Пищевая промышленность Ярославской области в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Несмотря на бурный скачок тяжелой промышленности, развитию которой отдавалось предпочтение, товаров народного потребления по-прежнему не хватало. Однако именно в этом время была заложена прочная основа для последующего роста производительности труда, выпуска разнообразной продукции и соответственно  - потребления. Свои коррективы внесла начавшаяся в июне 1941 года как гром среди ясного неба война. Она выступила в качестве «своего рода экзаменатора, проверяющего результаты сделанного». Этот экзаменатор был чрезвычайно строг.






Ярославская область, выделившаяся в марте 1936 года из Ивановской промышленной области, практически вернулась в границы старой Ярославской губернии. Однако ее социально-экономический облик к этому времени претерпел существенные изменения. Некогда губерния была представлена в экономическом отношении «текстильными фабриками, небольшими кустарными маслобойнями и краскотерочными заводами. На них имелось около 40 тысяч рабочих, в том числе 24 тысячи на текстильных предприятиях»[1]. За годы пятилеток Ярославский край превратился в мощнейший промышленный узел страны, с машиностроением и резинохимическим производством. Всего в новой области, в состав которой до 1944 года входила Кострома,  к 1937 году насчитывалось 587 крупных промышленных предприятий со среднегодовым числом рабочих 204 275 человек[2]. После форсированной индустриализации и коллективизации крестьянского хозяйства, к началу 1940-х гг., жизнь в области вступила в мирную полосу развития. Несмотря на бурный скачок тяжелой промышленности, развитию которой отдавалось предпочтение, товаров народного потребления по-прежнему не хватало. Однако именно в этом время была заложена прочная основа для последующего роста производительности труда, выпуска разнообразной продукции и соответственно  - потребления. Свои коррективы внесла начавшаяся в июне 1941 года как гром среди ясного неба война. Она выступила в качестве «своего рода экзаменатора, проверяющего результаты сделанного»[3]. Этот экзаменатор был чрезвычайно строг, ведь вести войну с фашистской Германией три года из четырех, пришлось практически один на один.


     Одним из труднейших участков военной экономики стала пищевая промышленность. Большая часть пищевых предприятий, размещавшихся на юге страны, оказалась на оккупированной территории. Было потеряно до 50% энергетического хозяйства и технологического оборудования. Помимо этого пищевая промышленность испытывала большие трудности с доставкой на предприятия сырья, материалов и топлива. Ярославской пищевой промышленности, обеспечивавшей как нужды фронта, так и тыла, выпало на долю испытать все эти трудности и научиться преодолевать их. Поэтому уникальный военный опыт организации и управления пищевой промышленностью в экстремальных условиях представляет исследовательский интерес. Без его изучения не может быть полностью раскрыта роль всех трудящихся области в достижении Победы.


В пищевую промышленность Ярославского экономического района входили мясное, молочное, сыродельное, консервное, крахмало-паточное, кондитерское, маслобойно-жировое, табачное, ликероводочное, клеевое, кофе-цикорное производства. Ведущее место среди них занимали мясная и молочно-сыродельная отрасли промышленности, базирующиеся на местном сырье. Ей досталась важная роль снабжать армию высококачественными концентратами, сухими овощами, консервами, сухарями, колбасными, молочными продуктами и другими местными изделиями. Но и здесь имелись свои трудности. Так, в период войны развитие мясной отрасли приостановилось, поскольку  государству требовались средства для обороны страны. Еще незадолго до начала войны появилась необходимость в строительстве крупных мясокомбинатов в области, и в том числе в Ярославле. Строительство его было начато со строительства холодильника. Первая очередь холодильника емкостью 3000 тонн и морозильной мощностью 25 тонн заморозки мяса в сутки и окончена в 1941 году. 23 августа 1941 года на холодильник поступили первые тонны грузов для хранения[4]. К зиме автомашины с грузами для хранения и поезда пошли непрерывным потоком на Ярославский холодильник. С большими трудностями решалась и проблема обеспечения сырьем мясо-молочной промышленности. Для снабжения армии и городского населения мясом использовался скот, эвакуированный из прифронтовой полосы, а также выращенный в восточных районах страны. Из-за перебоев в снабжении сырьем неритмично работали не только мясокомбинаты, но и молочные и маслодельные заводы. Дальнейшее строительство мясокомбината-холодильника в городе было возобновлено только после войны.


В 1941 году в Ярославле был построен первый хлебозавод по типовому проекту – хлебозавод №3. В период войны строительство хлебозаводов не производилось. Ввод в эксплуатацию хлебопекарен предприятий по годам характеризуется следующими данными: введено в строй до 1941 года 10 предприятий; с 1942 года по 1950 годы – не вводилось[5]. В этот период на всех крупных хлебозаводах во всех городах были оборудованы специальные цехи по выработке спецсухарей для снабжения фронта. Для экономии топлива применялись рационализаторские решения, так директор Рыбинского хлебозавода Ухаленков и механик Гурьянов использовали газы печей хлебозавода для сушки хлебных изделий. Рядом с печным дымоходом поставили две несложные железные печи и провели в них от дымохода отводы. После этого в печах можно было сушить до 1.200 кг хлебных изделий в сутки, ежедневно экономя более двух куб. м дров[6]. Хлебопеки области получили много благодарностей от воинов за хорошее качество сухарей. Однако сложнее дело обстояло с обеспечением хлебом самой Ярославской области. Хлебовыпекающая промышленность «буквально лихорадила город с хлебом». В секретной докладной записке директора Ярославского горпищеторга председателю горисполкома от 30 августа 1941 года сообщалось о перебоях с хлебом в городе. Директор отмечал, что с «23 августа мы систематически недополучаем хлеба до 10 тонн ежедневно. Это значит тысячи трудящихся остаются без хлеба, не получая его по карточкам»[7]. Здесь следует упомянуть, что временно установленная норма выпечки хлеба для одного только Ярославля составляла 264 тонны[8], которые с 15 августа 1941 года распределялись по карточной системе снабжения.


С первых дней войны ярославский мельзавод №6 (позднее мельзавод №1) оказался в труднейшем положении. Железнодорожных путей к нему не было, весь подвоз шел на автомашинах. Зерно доставлялось со Вспольинской зернобазы. Мука и отруби для погрузки в автовагоны тоже отвозились на грузовиках. Из 18 машин автопарка сразу были взяты на фронт 7 лучших, причем, вместе с шоферами. Оставшиеся машины имели большой пробег, постоянно требовали ремонта. А слесарей осталось всего двое. Шоферов вместо 20 человек имелось лишь 5. Кадры стали готовить из молодежи на краткосрочных курсах. На шоферов учили девушек, до того работавших грузчицами. 80% водителей составили девушки. Зачастую им после 12-часовой работы приходилось снова садиться за руль – иначе мог остановиться завод. А мука из завода шла на фронт, в госпитали, а также в блокированный Ленинград. Машины работали круглые сутки. Бывший начальник автопарка Ярославского мельзавода №6 Н. Сахаров вспоминал позднее: «Нашим главным грузом было зерно. Но и топливо приходилось доставлять самим. Наша паровая машина работала на нефти. Скоро пришлось переходить на уголь. Потом и его не стало. Получили наряд на густой гудрон с завода имени Менделеева. Завод выделил женскую бригаду – добывать гудрон из земляных ям, куда он прежде сливался. Но и такое топливо иссякло. Нам дали жидкий гудрон»[9]. 18 декабря 1941 года Ярославский горисполком решил сократить годовое потребление топлива основных учреждений города с целью передать изъятые остатки в размере 8 200 куб м дров хлебопечению[10]Учитывая подобные трудности Наркомат заготовок пытался максимально увеличить ресурсы муки и крупы, и экономию их расходования. В 1942 году он перевел подавляющее число предприятий мукомольно-крупяной промышленности с сортовых на обойные помолы, что позволило повысить выход муки, пшена, риса, овсяной крупы, увеличить их ресурсы и сократить расход зерна. Имело значение и повышение интенсивности труда. Так, на Рыбинском крупозаводе, где коллектив состоял почти из одних женщин и обязался в июле 1942 года выработать сверх плана ежедневно 10 тонн продукции, производилось 15 – 30 тонн. При этом необходимо учитывать, что завод за полгода 12 раз переходил с переработки одной культуры на другую[11]. Для восполнения потерь производственных мощностей мукомольно-крупяной промышленности осуществлялось строительство мельниц.


Значительно увеличился в годы войны выпуск пищевых концентратов. Многие предприятия пищевой промышленности получили государственные задания в кратчайший срок увеличить выпуск концентратов и витаминов для снабжения армии. Производство концентратов во второй половине 1941 году  увеличилось в 2,5 раза по сравнению с 1940 годом. Переориентировался на военные нужды и знаменитый Пореченский консервный завод. От консервирования в основном горошка он перешел на выработку мясорастительных консервов (различные каши с мясом) в жесткой таре, молочных и овощных (огурцы, капуста, горошек), а его жестебаночный цех стал выпускать коробки для противогазов. В годы Великой Отечественной войны Поречский консервный завод стал одним из «продовольственных генераторов армии»[12]. Его мощность составляла до 10 миллионов банок в год. За годы войны завод выпустил 38 миллионов банок консервов различных видов. По результатам Всесоюзного социалистического соревнования фабрике три раза вручали переходящее Красное знамя ВЦСПС и НКПП СССР. Четырнадцать раз фабрика получала денежные премии.


С начала войны на Ростовской кофе-цикорной фабрике, Воржском овощесушильном заводе вырабатывались толокно (смесь зерновых злаков), крупяные концентраты, кондитерские концентраты, кофе черный в порошке (концентрат с сахаром в плитках типа шоколада), овощные концентраты, чай фруктовый, в небольших количествах кофейные напитки, витамин «С». Здесь с 1941 по 1944 год было изготовлено и отправлено на фронт 125 тонн сухарей, в течение 1941 – 1943 года 2764 тонны крупяных концентратов,  8530 тонн овощных концентратов, 80% всех кофейных и чайных напитков. Пятнадцать цикорно-сушильных заводов, перестроенных для сушки овощей и картофеля, выпустили 3941 тонну этой продукции. Коллектив разработал рецептуры кондитерских концентратов для жителей и защитников блокадного Ленинграда: какао с молоком, шоколад, кофе черный. Первую партию этой продукции отправили в Ленинград специальными самолетами и вагонами в декабре 1941 года. За время войны было выработано 629 тонн этой продукции. На фабрике из обыкновенной хвои производился и витамин «С». 2961 гектолитр витамина с 1941 по 1944 гг.  выпустила фабрика[13]. Неоднократно она отмечалась как лучшее предприятие пищевой промышленности. «Дисциплина и порядок на фабрике были довольно строгими»,  -  вспоминает Мария Федоровна Андреева, - «За опоздание на работу наказывали, выговор делали. В проходной стояла табельщица с шести часов утра и записывала всех, кто проходил. Люди за рабочие места на нашей фабрике держались, текучки кадров не было, так как у нас хорошо и вовремя платили. Воровство пресекали сразу. За украденный карман сухих груш давали шесть месяцев сидеть»[14]. С июля 1943 года для госпиталей, больниц и детских садов области рыбинская артель «Восход» освоила и приступила к изготовлению ржаного диетического кофе.


Ярославская табачная фабрика дала фронту свыше миллиона ящиков доброкачественной махорки. Притом, что для замены ушедших на фронт слесарей были организованы бригады из девушек и женщин. Как писала в 1944 году газета «Северный рабочий»: «Выращивать махорку – почетное дело. Кто собирает высокий урожай махорки, тот непосредственно помогает фронту»[15].


Старейшее и крупнейшее предприятие в Советском Союзе  - Ярославский крахмало-паточный комбинат в годы войны освоил выпуск пищевого глюкозного сахара, питательного продукта, который шел по специальному заданию для снабжения блокированного немцами Ленинграда, а также применялся в качестве сырья для выработки медикаментов медицинской глюкозы, идущей на лечение раненых бойцов и населения. Выпускал комбинат и витаминизированные сиропы для лечебных целей, и сухие овощи для снабжения армии.  А на Ростовском крахмало-паточном заводе провели эксперимент - стали изготовлять различные блюда из дрожжей – паштет «схожий по вкусу с мясо-селедочным форшмаком», дрожжевой суп с картофельным пюре «напоминал грибной суп на мясном отваре», дрожже-картофельные котлеты с дрожжевой подливкой «по вкусу как смесь мелко размолотых белых грибов и слегка подсоленного мяса»[16].


В 1942 году впервые в нашей области была посажена сахарная свекла. Для переработки ее в сахарный сироп областное управление создало специальные пункты в Петровском, Ростовском и Гаврилов-Ямском районах. Позднее в Рыбинске в июне 1944 года был создан городской пищекомбинат. Первый кулинарный цех предназначили для обработки суфле. В дальнейшем планировалось наладить переработку сахарной свеклы и картофеля для сахаристых изделий. Интересно, что кондитерская фабрика в Рыбинске продолжала выпускать довоенную продукцию, а Ярославская перешла на производство военной. В самом начале войны оборудование Ярославской кондитерской фабрики «Путь к социализму» было частично демонтировано. Она перешла на производство противоипритных бахил. В соответствии с письмом Росглавкондитера полугодовой план был определен в объеме 575 тысяч пар бахил[17].


В годы войны продовольственный вопрос приобрел особую остроту, поэтому большое внимание уделялось развитию рыбной промышленности и быстрому росту улова рыбы в тыловых бассейнах страны. Например, в Угличе 12 августа 1942 года постановлением райсполкома для пищекомбината, Торгретранса и райпотребсоюза был утвержден годовой план лова волжской рыбы в размере 70 тонн[18].


В связи с началом войны на Ярославском ликеро-водочном заводе резко сократился ассортимент выпускаемой продукции.  Пришлось отказаться разного рода горьких и сладких настоек и ликеров, морсов. К декабрю 1941 года завод имел твердый план только по водке 40° и по водке особой московской 45°. В месяц ее выпускали тогда всего на 10 тыс. рублей. Для Красной Армии поставки выполнялись безотлагательно. Готовая продукция разливалась в 28-литровые бутылки и бочки. Использовались также бутылки от трехлитровых до 100-граммовых. Уже на январь 1942 года заводу был установлен план по выпуску 40 тыс. декалитров водки, в том числе 35 тыс. по спецзаданию. В середине 1942 года среди перечня изделий завода появляется новое название – «продукт №4». Его изготавливали тогда на 130 тыс. рублей в год. Под этим названием скрывался «коктейль Молотова»[19]. К 1944 году завод перевыполнял план производства почти на 200% вдвое меньшим числом работников. В связи с неудовлетворительным выполнением плана выработки витамина «С» из шиповника Союзвитаминпром организовал производство витаминизированного хвойного напитка на подведомственных ему предприятиях и заводах других отраслей пищевой промышленности. Производился витамин «С» и на Ярославском ликеро-водочном заводе.


Итак, в годы Великой Отечественной войны пищевая индустрия совершенно преобразилась. Усилиями тружеников она из мирной отрасли превратилась в военную. Была создана промышленность концентратов; налажено в больших масштабах изготовление сухарей; организовано производство витаминов, лекарственных препаратов из животного сырья, отходов производства и другой продукции. Все работники пищевой индустрии были охваченными различными формами соревнования, направленными на увеличение выпуска продукции, нужной фронту и тылу. Широкое распространение получило движение за строжайший режим экономии, снижение себестоимости производимой продукции. Это начинание принесло стране дополнительно десятки миллионов рублей, обеспечило государству крупный экономический выигрыш. Огромный вклад в обеспечение фронта и тыла продовольствием внесли женщины. Именно они стали главной силой на предприятиях пищевой промышленности. В конце войны среди рабочих и служащих, занятых в ее отраслях, женщины составляли от 70 до 90 процентов. Однако преодолеть все трудности военного времени оказалось невозможным. В 1945 году валовая продукция пищевой промышленности составила 50% довоенного уровня, причем отставание ряда отраслей было еще больше: мясная промышленность дала стране 45% довоенной продукции, сахарная — 20%[20]. В Ярославской области валовая продукция пищевой промышленности снизалась с 9,4% 1940-го года до 7,6% в 1944 году[21]. Это объясняется тем, что первоочередной задачей был перевод экономики страны на военные рельсы, что подразумевало быстрое развитие военной промышленности и удельного веса военной продукции, при сокращении продукции гражданской.




Примечания:


[1] Ярославская область за 60 лет. Ярославль, Верх.-Волжск. кн. изд., 1977. С.29.
[2] Ярославская область за 50 лет: 1936-1986: Очерки, документы и материалы/Редкол.: Г.И. Калинин (предс.) и др.: Науч. ред. и отв. сост. В.Т. Анисков. Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1986.С.10.
[3] Гордон Л.А., Клопов Э.В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах, того что случилось с нами в 30-40-е годы. М., Политиздат, 1989. С.68.
[4] Пищевая промышленность Ярославской области за 50 лет советской власти. Ярославль, 1958.С.48.
[5] Пищевая промышленность Ярославской области за 50 лет советской власти. С.61.
[6] Северный рабочий, 1942, 18 февраля.
[7] Котова Т.В. Деятельность Ярославского горисполкома в начальный период Великой Отечественной войны// Прифронтовая полоса./Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг./Сборник статей, документов и материалов. Ярославль: Нюанс, 2005. С.24.
[8] Котова Т.В. Деятельность Ярославского горисполкома в начальный период Великой Отечественной войны. С.20.
[9] Северный рабочий, 1975, 2 апреля.
[10] Котова Т.В. Деятельность Ярославского горисполкома в начальный период Великой Отечественной войны. С.23.
[11] Северный рабочий, 1942, 11 июля.
[12] Юность, 2005, 26 января.
[13] «Была война…» Сборник документов и воспоминаний о Ростове в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Ростов, 2001. С.22-23. Также см. Ярославская область за 50 лет. С.112-114.
[14] «Была война…». С.74.
[15] Северный рабочий, 1944, 9 июня.
[16] Северный рабочий, 1943, 14 августа.
[17] Кузнецова О.В. Этапы большого пути. К столетию Ярославской кондитерской фабрики. Ярославль, 2002. С.20.
[18] Третьякова Т.А. Углич и Угличский район в первые годы Великой Отечественной войны// Прифронтовая полоса./Ярославская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг./Сборник статей, документов и материалов. Ярославль: Нюанс, 2005.С.50.
[19] Борисова А.В., Иерусалимский Ю.Ю., Рязанцев Н.П. История ликеро-водочного производства в России в ХХ века (на примере Ярославского ликеро-водочного завода): Текст лекций/Яросл. гос. ун-т. – Ярославль, 2003. С.75-77.
[20] Промышленность СССР.(Статистический сборик). М., 1957, с. 36; Чернявский У. Война и продовольствие. Снабжение городского населения в Великую Отечественную войну (1941—1945 гг.). М., 1964, с. 60.
[21] Сидоров И.И. Трудящиеся Ярославской области в годы Великой Отечественной войны. Под. ред. Л.Б. Генкина. Ярославское книжное издательство, 1958.С.133.



Впервые опубликовано в журнале "Углече Поле"

Комментариев нет:

Отправить комментарий