Поиск по этому блогу

11 марта 2015 г.

Томас Пикетти: Мы создали чудовище

 Сейчас уже всем очевидно, что государства не могут уменьшить свои дефициты без роста экономики. Мы должны помнить, что ни Германия, ни Франция, у которых в 1945 году были очень большие долги, все их так и не вернули. Тем не менее, эти две страны сейчас говорят южным европейцам, что те должны вернуть все долги до последнего евро. Это историческая амнезия, но у нее очень серьезные последствия!







SPIEGEL: Вы публично радовались победе Алексиса Ципраса в Греции. Каковы, на ваш взгляд, шансы, что Евросоюз и Афины сумеют договориться о путях решения кризиса?

Пикетти: Я считаю, что Европа действует в этом кризисе из рук вон плохо. Пять лет назад в США и Европе были примерно одинаковые уровни безработицы и долгов. Однако сейчас ситуация изменилась: в Европе безработица взлетела до небес, а в Америке снизилась. Наше экономическое производство все еще ниже уровня 2007 года. В Испании и Италии оно снизилось на 10%, а в Греции – на 25.


SPIEGEL: Начало работы левого правительства Греции впечатляет. Но вы серьезно верите, что премьеру Ципрасу удастся возродить греческую экономику?

Пикетти: В одиночку Греция не сможет ничего сделать. Все должно исходить от Франции, Германии и Брюсселя. МВФ признал еще три года назад, что политика жесткой экономии зашла слишком далеко. Очень резкое снижение дефицита госбюджетов за столь короткий промежуток времени оказало крайне негативное воздействие на темпы экономического роста. Мы, европейцы, плохо организованы, и мы использовали политические инструменты для того, чтобы превратить финансовый кризис, начавшийся в США, в долговой. Сейчас ситуация трагически перешла в общеевропейский кризис уверенности в собственных силах.

SPIEGEL: Европейские правительства пытались предотвратить кризис при помощи множества реформ. Что вы имеете в виду под «политическими инструментами»?

Пикетти: У нас в 19 странах может быть общая валюта, но у каждой из этих стран своя налоговая система. Фискальная политика в Европе по-прежнему не унифицирована. Она не работает. Создав еврозону, мы создали чудовище. До появления общей валюты страны могли просто девальвировать свои валюты, чтобы стать более конкурентоспособными. Но являясь членом еврозоны, Греция не смогла воспользоваться этим проверенным и эффективным средством.

SPIEGEL: Ваши мысли немного напоминают мысли Алексиса Ципраса, который считает, что раз другие ошиблись, то Греция не должна возвращать долги.

Пикетти: Я не член СИРИЗЫ и не симпатизирую ей. Я просто пытаюсь анализировать ситуацию, в которой мы очутились. Сейчас уже всем очевидно, что государства не могут уменьшить свои дефициты без роста экономики. Мы должны помнить, что ни Германия, ни Франция, у которых в 1945 году были очень большие долги, все их так и не вернули. Тем не менее, эти две страны сейчас говорят южным европейцам, что те должны вернуть все долги до последнего евро. Это историческая амнезия, но у нее очень серьезные последствия!

SPIEGEL: Значит, платить за десятилетия неэффективного руководства греческими правительствами следует не грекам, а другим?

Пикетти: Пришло время подумать о молодом поколении европейцев. Многие из них не в состоянии сейчас найти хоть какую-то работу. Следует ли нам сказать им: «Извините, но за это вы должны благодарить своих отцов и дедов?»  Меня сегодня больше всего расстраивает этот эгоизм, основанный на национализме.

SPIEGEL: Вы вроде бы не являетесь сторонником Пакта стабильности, соглашения, обязывающего членов еврозоны крепить финансовую дисциплину?

Пикетти: Это соглашение – катастрофа. Устанавливать фиксированные правила по размерам дефицита госбюджетов на будущее бесполезно. Невозможно решить долговые проблемы, автоматически применяя всякий раз одно и то же правило вне зависимости от экономической обстановки.

SPIEGEL: Немцы недовольны тем, что не все европейские страны выполняют правила. Франция, к примеру, редко выполняет принятые правила.

Пикетти: Все действительно недовольны, потому что вся система переговоров между правительствами европейских государств и бюрократами из Брюсселя не работает. Страны типа Германии жалуются на то, что мы не выполняем правила по дефициту. Французам же не нравятся требования Брюсселя. Мы, европейцы, находимся в тяжелом положении. Даже незначительные структурные реформы, на которые мы возлагаем надежды, не дают нашей экономике толчка.

SPIEGEL: Что вы предлагаете?

Пикетти: Нужно вкладывать больше денег в подготовку молодежи, инновации и исследования. Это должны быть главные направления в политике ускорения темпов развития европейской экономики. Европу не может устраивать положение, когда 90% лучших университетов планеты находятся в США и когда наши лучшие умы уезжают за океан. Американцы инвестируют в свои университеты 3% ВВП, а мы - порядка 1. Это главная причина, почему Америка развивается намного быстрее Европы.

SPIEGEL: В США единая фискальная политика. Какой вывод можно из этого сделать?

Пикетти: Нам нужен фискальный союз и сотрудничество по бюджетам. Необходим единый фонд выплаты долгов для еврозоны типа того, что предлагают экономисты из Немецкого совета экспертов по экономике. Каждая страна должна отвечать за свою часть общего долга. Другими словами, немцы не должны платить старые долги итальянцев и наоборот. Должна существовать единая процентная ставка по евробондам, при помощи которых мы должны рефинансировать долги.

SPIEGEL: Но это создаст риск возникновения большой долговой коалиции. Кто должен определять верхнюю планку долга?

Пикетти: Нам нужно что-то типа обобществления долгов, но это должно проходить на демократической основе. Я предлагаю создать Европарламент для еврозоны, который будет состоять из членов национальных парламентов. Представительство каждой страны будет определяться численностью ее населения. Например, Германия с ее 80 млн. человек будет иметь наибольшее число депутатов. Эти политики должны будут принимать демократичные решения по вопросу допустимых размеров дефицита в еврозоне.

SPIEGEL: Как вы собираетесь удержать Грецию от возврата к прежней жизни не по средствам?

Пикетти: В Греции значительно укрепится фискальная дисциплина. Сумма долга будет устанавливаться Европарламентом, в котором греки будут играть подчиненную роль. В длительной перспективе Европе необходим фискальный союз, но опять же на демократической основе.

SPIEGEL: Вы считаете, что Франция поддержит эту инициативу? Она сейчас больше занимается самой собой.

Пикетти: Верно! Думаю, что многие идеи, которые помогут Европе двинуться вперед, исходят и будут и дальше исходить из Германии. Я очень сильно не доверяю французскому менталитету, основанному на национальных категориях. Германия в этом плане отличается от нас.

SPIEGEL: Это звучит как похвала в адрес канцлера Ангелы Меркель.

Пикетти: Истина в том, что Франция играет незначительную роль в Европе с момента начала кризиса. Мы боимся и рынков, и демократии. Но страх никуда нас не приведет. Франция интернационализировала роль Германии до такой степени, что сейчас неспособна ничего сама предпринимать.

SPIEGEL: Почему президент Олланд настолько слаб?

Пикетти: У нас на самый верх постоянно попадают одинаковые люди. Это не идет нашей стране на пользу, потому что нигде нет обновления. Олланд все еще не пришел в себя после поражения в 2005 году на референдуме о Европейском конституционном соглашении. Он очень хотел принять соглашение, но французы его отвергли.

SPIEGEL: Проект договора предполагал передачу новых полномочий от правительств европейских государств Брюсселю, но против этого выступили избиратели во Франции и Голландии. Что бы мог сделать сейчас Олланд?

Пикетти: Думаю, нам нужно реформировать нашу страну значительно больше, чем собирается сейчас сделать правительство. Крайне важно, например, упростить нашу очень сложную и запутанную систему социальной защиты. Сейчас же все наоборот – каждый новый закон еще больше усложняет и запутывает ее.

SPIEGEL: Как Олланд и Меркель могут убедить своих избирателей поддержать дальнейшую европейскую интеграцию?

Пикетти: Им нужно, например, объяснить избирателям, что даже Франция с Германией больше не могут контролировать транснациональные компании, которые уклоняются от уплаты налогов в надлежащем объеме, потому что эти компании стравливают страны друг с другом. Для лучшей собираемости налогов очень помог бы общий корпоративный налог для еврозоны, ставку которого будет определять новый еврозоновский парламент. Эта идея будет вполне популярна у избирателей.

SPIEGEL: На данном этапе избиратели не хотят передавать Брюсселю больше власти. Напротив, везде набирают силу евроскептики.

Пикетти: Независимо от того, как относиться к победе СИРИЗЫ, она могла бы стать шоком для тех людей, кто сейчас находится у власти. Они должны понять, что то, что они делают, не работает, и что им нужно менять подходы. И все же левые партии типа СИРИЗЫ и испанского «Подемоса» намного менее опасны, чем крайне правые. «Национальный фронт» у нас во Франции сейчас популярен как никогда. Поэтому продолжение заигрывания с этими националистами старых традиционных партий так опасно. Постоянно ругать ленивых греков или португальцев – безответственно.




Перевод впервые опубликован здесь 

Комментариев нет:

Отправить комментарий