Поиск по этому блогу

17 ноября 2014 г.

Дипа Кумар. Империалистический феминизм

Империалистический феминизм не привилегия только белых элит на Западе; компрадорские интеллектуалы глобального Юга всегда играли в этом смысле продуктивную роль. Сегодня, в «пост-расовую» эпоху, не только белые либералы и феминисты укрепляют империалистической феминизм. Коричневые и чёрные женщины из среднего и правящего классов на Западе и глобальном Юге активно участвуют в артикуляции новой формы и новых задач империалистического феминизма.










В недавнем интервью на CNN журналистка Алисин Камерота спросила религиозного ученого Резу Аслана, является ли ислам насилием, учитывая «примитивное лечение в мусульманских странах женщин и других меньшинств». Аслан ответил, что условия для женщин в странах мусульманского большинства меняются. В то время как женщины не могут водить автомобиль в Саудовской Аравии, в других странах мусульманского большинства женщины были избраны главами государств семь раз. Но прежде чем он успел закончить фразу, указав на то, что в США до сих пор не была избрана женщина на пост президента, его прервал соведущий Дон Лемон, который заявил: «Будьте честны, Реза, по большей части это не свободное и открытое общество для женщин в тех государствах».


Как получается, что такие люди как Камерота и Лемон, которые скорее всего никогда не ездили в «свободные и открытые» Турцию, Ливан или Бангладеш, или всего лишь читали о борьбе за права женщин в Марокко, Иране и Египте, считают, что знают с полной уверенностью, что «женщины лечатся примитивно в мусульманских странах»? На каком основании Лемон считает, что он имеет право уличать Аслана в предполагаемой нечестности? Как получается, что практически без эмпирических данных о правах женщин в странах мусульманского большинства (которые весьма различаются в зависимости от страны, региона внутри страны, социального класса, истории и характера национально-освободительных движений, от роли ислама в политических движениях и т.д.) западные комментаторы обычно делают такие заявления о женщинах и исламе?


Ответ заключается в повсеместно принятых идеологических рамках, которые формировались в течение двух веков на Западе. Эта идеологическая конструкция по-научному называется «колониальный феминизм», и основана на присвоении (appropriation) прав женщин для службы империи. Родившись в 19 веке в контексте европейского колониализма, он базируется на конструкции «варварского, женоненавистнического мусульманского мира», который должен быть цивилизован либеральным и просвещенным Западом. Эта риторика также известна как гендерный ориентализм.


Колониальный/империалистический феминизм имеет новые и старые формы в США. Непосредственным контекстом для возрождения империалистического феминизма в США являлось вторжение в Афганистан в 2001 году. Заимствуя тропы у Великобритании в Индии и Египте, Франции в Алжире, США утверждали, что они собираются освободить афганских женщин. Либералы и феминистки США пошли против воли афганских феминистских организаций, таких как RAWA (Революционная ассоциация женщин Афганистана), противостоящих интервенции США; они протянули руки администрации Буша и поддержали афганскую войну.


В эпоху Обамы либерализм еще сильнее сплёлся с империей. Несмотря на горы доказательств, что оккупация США/НАТО сделала очень мало для прав женщин, Amnesty-США провели кампанию в поддержку продолжению оккупации Афганистана. В 2012 году в местах общественных собраний афганских женщин в бурках появились призывы: «НАТО: Поддержи ход прогресса!» Также «Амнисти» провела саммит, который передал через голоса влиятельных женщин, таких как Мадлен Олбрайт, империалистическо-феминистские оправдания войны.


- — — - - — — - - — — - - — — -


Чем объясняется эта тенденция среди либералов занимать позиции, которые идут вразрез с интересами мусульманок и цветных женщин? Из всех существующих факторов два особенно стоит отметить - это расизм и империя.


Как считают некоторые феминистки стран третьего мира, историческая слабость либерального феминизма на Западе была в его расистском, покровительственном отношении к цветным женщинам, которые рассматривались в качестве менее ценных как союзники/агенты, и скорее в качестве жертв, нуждающихся в спасении. Такое отношение преобладает к не белым женщинам в западных национальных государствах, а также к женщинам глобального Юга. Это то, что позволяет рассматривать такие фигуры, как Мадлен Олбрайт и Хиллари Клинтон, как феминистских спасителей, даже притом, что выполняя свои функции, госсекретарь представляет американский империализм. Это либеральное понимание государства как нейтрального тела, а не как аппарата принуждения, используется для продвижения капитализма и империи, в которых и лежит корень таких взглядов.


В культурной сфере, например, телевизионных шоу, таких как «Родина» (Homeland), империалистической феминизм воспроизводится не только через сюжетную линию и образ главной героини (Кэрри Мэтисон), но и через свои рекламные кампании. В преддверии четвёртого сезона реклама показывает, как Мэтисон «далеко от дома» воюет на справедливой войне. Красный платок Мэтисон, её синий плащ и белое лицо стоят за американский народ против моря восточной тьмы. Ее выделяющаяся одежда и активная поза показывают её как воплощение либерального индивидуализма в отличие от пассивных, неразличимых мусульманок в черном. Чем дальше сюжет конструирует «нас» как общество, которое ценит женщин и их деятельность, тем более он становится женоненавистническим, воспроизводя классический колониальный аргумент «столкновения цивилизаций».


Тем не менее, империалистический феминизм не привилегия только белых элит на Западе; компрадорские интеллектуалы глобального Юга всегда играли в этом смысле продуктивную роль. Сегодня, в «пост-расовую» эпоху, не только белые либералы и феминисты укрепляют империалистической феминизм. Коричневые и чёрные женщины из среднего и правящего классов на Западе и глобальном Юге активно участвуют в артикуляции новой формы и новых задач империалистического феминизма.


Марьям аль-МансуриОдним из последних примеров того, как империалистический феминизм может иногда включать мусульманок-агентов, является широкое внимание западных СМИ к пилоту-истребителю Марьям аль-Мансури из ОАЭ. Захваленная либералами и консерваторами США (и совсем не в духе оскорбительного комментария «сиськи в эфире»), аль-Мансури стала поводом для газет поговорить о скотском положении человека в монархиях Персидского залива. Но даже когда мусульманка-пилот сломала привычный образ жертвы, невзирая на это Штаты усилили поддержку в качестве «спасителей», ведущих коалицию «хороших мусульман» в праведной войне против ISIS. Вместо T.Э. Лоуренса (см. Лоуренс Аравийский — ред.) у нас Барак Обама.


Либеральный феминизм обычно рассматривает участие женщин в войне как положительное явление. В 1991 году, после первой войны в Персидском заливе, феминистка Наоми Вульф хвалила американских женщин-военнослужащих как внушающих «уважение и даже страх», и за то, что они продвигают борьбу за права женщин вперед. Однако то, что она не в состоянии обсуждать — это более 200 000 иракцев, мужчин, женщин и детей, которые были убиты на этой войне. Американские женщины могут достичь своего освобождения на телах жертв империи не больше, чем арабские женщины под сирийской бомбардировкой. Империя не освобождает, а порабощает.



Перевод — Н. Воронова


Впервые опубликовано в «Open Democracy».


На русском языке опубликовано на сайте Levoradikal.ru



Комментариев нет:

Отправить комментарий