Поиск по этому блогу

8 июля 2014 г.

Илья Матвеев. Капитализм и Город

Научный проект Дэвида Харви, влиятельного марксистского теоретика критической географии, заключается в том, чтобы понять город, с одной стороны, как самостоятельный фактор в динамике капиталистического развития, с другой – как политическую единицу, способную стать центром протеста и сопротивления капитализму. Новая книга Харви является продолжением этого проекта.





Научный проект Дэвида Харви, влиятельного марксистского теоретика критической географии, заключается в том, чтобы понять город, с одной стороны, как самостоятельный фактор в динамике капиталистического развития, с другой – как политическую единицу, способную стать центром протеста и сопротивления капитализму. Новая книга Харви является продолжением этого проекта. Политическим горизонтом для рассуждений автора выступает декларированное Анри Лефевром  (Lefebvre 1968) «право на город», понимаемое как коллективное право жителей города самим определять свою судьбу и направление городского развития. Борьба за это право предполагает в конечном счете борьбу с отчуждением, которым пронизана повседневность капиталистического города. При этом «капиталистическая система непрерывного накопления, как и связанные с ней структуры эксплуатирующей классовой и государственной власти, должна быть свергнута и заменена другой. Требование права на город – промежуточная остановка на пути к этой цели» (P. XVIII).


Харви утверждает, что самостоятельное значение городского развития игнорируется как традиционными макроэкономическими исследованиями, так и марксистской политической экономией. Широкими штрихами он показывает связь кризисов капитализма с динамикой урбанизации от градостроительных проектов барона Жоржа Османа в Париже 1850-х гг. до послевоенной застройки Нью-Йорка Робертом Мозесом, роста пригородов в США и современной ускоренной урбанизации в Китае. С точки зрения Харви, масштабное строительство в городах играет важную роль в развитии капитализма как в целом спекулятивный инструмент регулирования излишков рабочей силы. Строительные проекты радикально трансформируют (и нередко разрушают) логику городской жизни: в процессе шумпетеровского «созидательного разрушения»  они наносят удар по населению перестраиваемых районов (этот процесс, как замечает Харви, практически всегда имеет «классовое измерение» (P. 35) и в наибольшей степени затрагивает беднейшие слои) и порождают кризисы. Подробный анализ последнего аспекта содержится в главе
 «Городские корни капиталистических кризисов», которая демонстрирует впечатляющие познавательные возможности марксистской политической экономии применительно к процессам урбанизации и их связи с кризисами капитализма, в том числе последним мировым кризисом, начавшимся в 2007 г.


Установив капиталистический характер урбанизации, для дальнейшего анализа Харви встает на позицию «всех тех, кто пытается в процессе развития городов обеспечить себе средства к существованию и воспроизводство привычной повседневности» (P. 66). В главе, посвященной «общему» (commons) в городском пространстве, Харви подробно рассматривает академический багаж по этой проблематике: работы Элинор Остром, Гаррета Хардина, Майкла Хардта и Антонио Негри. Он предостерегает от некритического принятия «горизонталистских» решений, предполагающих локальную автономию самоуправляемых сообществ. Ключевой проблемой в данном случае является проблема масштаба: «ценные уроки коллективной самоорганизации небольших солидарных экономических отношений по поводу общей собственности не могут переноситься на глобальную сцену без применения "гнездовых", а, значит, иерархических организационных форм» (P. 70). Косвенным объектом этой критики являются некоторые современные тенденции в левой политике, приравнивающие любые формы иерархии к проявлениям авторитарности.


Связанный с этим вопрос – проблема распределения власти в обществе, критику которой Харви начинает с обсуждения марксовского понятия «монопольной ренты» (P. 89), под которым Маркс понимал ситуацию, когда капиталист устанавливает единоличный контроль над неким торгуемым на рынке товаром с уникальными свойствами, что обеспечивает резкий рост доходов. Примером прямого извлечения монопольной ренты является производство вина с неповторимым вкусом, косвенного извлечения монопольной ренты – сдача в аренду земли, обладающей особыми логистическими свойствами благодаря своему расположению.


Харви показывает, что культурные особенности городов и регионов также могут превращаться в косвенный источник монопольной ренты для туристического бизнеса и других видов предпринимательства. Этот процесс является противоречивым: превращение уникальной местной культуры в товар ведет к потере уникальности, а значит, к ослаблению монопольной ренты. С другой стороны, поощрение уникальности (которую можно выгодно продать) часто приводит к возникновению культурного климата, способствующего сопротивлению коммодификации и глобализации. Таким образом, капитал ведет опасную игру, пытаясь превратить в товар то, что является потенциальным источником протеста. Харви демонстрирует это на примере Барселоны: «очевидно, что коллективный символический капитал, накопленный Барселоной, зависит от аутентичности, уникальности, а также особых невоспроизводимых качеств. Эти местные знаки отличия трудно аккумулировать, не спровоцировав увеличения власти местных сообществ (local empowerment) и даже организации народных и оппозиционных движений» (P. 105).


На наш взгляд, подход Харви к культурным противоречиям позднего капитализма обладает большим потенциалом для исследования широкого круга явлений, не ограниченных культурной спецификой городов и регионов. Так, в искусстве и массовой культуре тема протеста и сопротивления постоянно подвергается коммерциализации, но в ряде случаев сохраняется некоторая амбивалентность: многие произведения искусства, ставшие благодаря рынку популярными, все же сохраняют аутентичное радикальное содержание.
Во второй части книги Харви анализирует городские протестные движения и задается вопросом: «Как все-таки организовать целый город?» (P. 140). Он подробно рассматривает случай Эль-Альто в Боливии. Для Харви этот «бунтующий город» представляет особый интерес, поскольку различные ресурсы сопротивления – классовое сознание горняков, переселившихся сюда из-за закрытия шахт, протестные настроения индейцев аймара и кечуа – соединились в нем, сформировав особую городскую идентичность и культуру сопротивления. Книга завершается двумя короткими главами о беспорядках в Лондоне в 2011 г. и движении Occupy Wall Street в Нью-Йорке. Эти главы представляют собой публицистические статьи и в целом отличаются по тону от остального содержания книги, из-за чего выглядят несколько искусственно. В целом Харви удается показать важность пространственного измерения движений протеста, но вопрос о том, насколько город может стать самостоятельной единицей антикапиталистической борьбы, остается открытым: все примеры, которые приводит Харви, отличаются сложным и почти неповторимым сочетанием самых разных обстоятельств, и едва ли здесь возможны обобщения.


Всякий новый текст Харви принимается с огромным вниманием. Среди множества откликов на его последнюю книгу были и критические. Так, Нейл Грей говорит об отсутствии у Харви ссылок на опыт ситуационистов, развивавших идеи «психогеографии» (Gray 2012). Также, по мнению Грея, Харви несправедливо обходит вниманием городские протестные движения в Италии в 1960–1970-х гг. и связанные с ними постопераистские теории автономии. Действительно, отсутствие анализа городской борьбы в Италии того времени выглядит серьезным недостатком, поскольку эта борьба отличалась постепенным переходом от сопротивления на заводах к, собственно, городским видам протеста: сквотированию, оккупациям, арендным забастовкам. Этот переход нашел отражение в работах постопераистских теоретиков, стремившихся дать характеристику социальному воспроизводству в самом широком смысле (который включал бы воспроизводство повседневной городской жизни) с помощью таких понятий, как «социальная фабрика». По словам Марио Тронти, «(на) высшей стадии развития капитализма социальные отношения становятся частью отношений производства, и общество в целом становится выражением производства. Коротко говоря, все общество существует как функция фабрики, и фабрика устанавливает единоличное господство над всем обществом» (цит. по: Thoburn 2003: 78). Задача Харви (выявить потенциал антикапиталистического сопротивления в повседневной городской жизни за пределами традиционных рабочих конфликтов) рифмуется с теорией и практикой итальянского «долгого 1968-го», а потому их отсутствие в книге представляется серьезным упущением.


Можно согласиться с Греем и в том, что «право на город» в книге Харви остается абстрактным лозунгом. На наш взгляд, Харви не удается продемонстрировать ценность этого призыва за пределами его формальной роли как некой объединительной точки для различных требований и видов протеста.


Несмотря на эти слабые стороны, книга Харви остается впечатляющим примером актуальности марксистского анализа в современных условиях. Она способна пролить свет на многое из того, что происходит в России: от спекулятивного роста цен на рынке недвижимости в столице и других крупных городах (Харви упоминает Москву в числе городов, переживающих строительный бум в последние годы (P. 12)) до попыток «регионального брендинга» и капиталистического освоения местной культуры.


Важно также отметить, что Харви последовательно выступает как публичный интеллектуал, стремясь придать своим исследованиям общественную значимость. В авторитетно написанной книге, вполне доступной для широкой аудитории, он дает ответы на многие острые вопросы и приводит необходимые для публичного обсуждения аргументы. В частности, это касается его критики неолиберальной жилищной политики, отраженной в Докладе Всемирного банка о мировом развитии 2009 г. (World Bank Report 2009). Недостаток такого подхода к исследованию городов особенно остро ощущается сегодня в России.


Список источников
Gray N. Whose Rebel City? // Mute. 18 December 2012 // http://www.metamute.org/editorial/articles/whose-rebel-city (дата обращения 7.07.2013).
Lefebvre H. Le droit à la ville. Paris: Anthopos, 1968. Thoburn N. Deleuze, Marx and Politics. London: Routledge, 2003.
World Bank Report 2009: Reshaping Economic Geography. Washington, DC: World  Bank, 2009.


Впервые опубликовано здесь


Об авторе: Илья Матвеев – докторант PhD-программы, Европейский университет в Санкт-Петербурге, преподаватель, Факультет сравнительных политических исследований СЗИУ РАНХиГС, Санкт-Петербург, Россия. Редактор сайта OpenLeft.ru


Комментариев нет:

Отправить комментарий