Поиск по этому блогу

28 апреля 2014 г.

Дэвид Харви. Отличный денек для революции: почему 1 мая следует подняться и изменить систему

1 мая мы празднуем достижения трудящихся всего мира, благодаря которым мир стал намного лучше, но в наше время праздновать особенно нечего, пишет на страницах The Independent профессор Сити-Университета (Нью-Йорк) Дэвид Харви. "Последние 30 лет изобиловали битвами и мелкими стычками, в результате которых организации трудящихся терпели поражение за поражением", - поясняет он. 

В этих условиях 1 мая надо не праздновать, а возрождать революционное движение, цель которого - изменить мир, полагает Харви. По его мнению, о новых веяниях свидетельствуют "одновременные позывы к восстанию от Каира и Дамаска до Висконсина и улиц Лондона, от Афин до Лимы". Возможно, это безудержное глобальное восстание. По сведениям автора, в мире опробуются "бесчисленные практические альтернативы бесконечному накоплению капитала: кооперативное движение, "экономика и сеть солидарности", организации продовольственной безопасности, движения экологов и крестьян, коллективы под самоуправлением рабочих". 

25 апреля 2014 г.

Дэвид Харви. Комментарий на комментарий.




Существует вечное искушение, особенно когда предоставляется такая возможность, ухватиться за дружескую критику и начать блуждание по лабиринтам марксистской теории. В данной статье я постараюсь избежать этого, однако одновременно не могу уйти от одного важного вопроса... я действительно верю в то, что внимание к недоработанному Марксом понятию монопольной ренты может принести куда больше теоретической пользы, чем пустопорожнее обсуждение его теории абсолютной ренты. Такой взгляд вытекает из моего особого понимания теории стоимости и проблемы трансформации. 

22 апреля 2014 г.

Роберт Бреннер. Что является империализмом и что им не является?

Свое понимание империализма Харви стремится обосновать с помощью двух концептуально различных, но исторически неразрывно переплетенных логик власти. С одной стороны, существует то, что он называет «территориальной логикой власти». Это логика государств, «долговременных сущностей», которые, как правило, «ограничены фиксированными территориальными границами».С другой стороны, существует «капиталистическая логика власти». Она выражает себя в «микропроцессах накопления капитала», «протекающих через и сквозь пространство по направлению к (или прочь от) территориальным сущностям посредством каждодневных практик производства, торговли, направления потоков капитала.

18 апреля 2014 г.

Элен Мейксинс Вуд. Логики власти: дискуссия с Дэвидом Харви

Разграничив территориальную и капиталистическую логику, Харви поднимает вопрос о том, каким образом эти различные и зачастую расходящиеся в разные стороны импульсы могут сочетаться благоприятным для накопления капитала образом. Как предполагает Харви, территориальная экспансия способна оказать губительное влияние на накопление капитала. Политические проекты империи могут чинить препятствия накоплению, кроме того, контроль за территорией — очень накладное дело. Однако одновременно накопление капитала остро нуждается в этой экспансии власти (в политическом смысле).


14 апреля 2014 г.

Сэм Эшман, Алекс Каллиникос. Накопление капитала и Государственная система: оценивая «новый империализм» Дэвида Харви

Работа Дэвида Харви «Новый империализм» — важная книга. Во-первых, она посвящена одному из наиболее насущных вопросов: вопросу о природе и тех формах, которые сегодня принимает империализм. Во-вторых, рассматривая данную проблему, Харви привлекает тот интеллектуальный ресурс, который может быть предложен одной из самых примечательных традиций в современной марксистской политической экономии.  В «Новом империализме» он развивает гораздо более систематическую теорию, не упуская при этом из вида и те более общие проблемы, которые он рассматривал в предыдущих работах.


1 апреля 2014 г.

Ален Бадью. Коммунизм приезжего: афинская лекция

Мир глобализации, — это только мир товаров и финансовых обменов. Как раз это предсказывал Маркс сто пятьдесят лет назад: мир мирового рынка. В этом мире вещи существуют только как предметы на продажу, а знаки существуют только как абстрактные инструменты покупки и продажи, как различные формы денег и кредита. Поэтому неверно думать, что в нашем мире люди как субъекты обладают свободой. Начать с того, что они совершенно не располагают фундаментальным правом на свободу передвижения, правом селиться, где захотят. Для несравненного большинства мужчин и женщин в так называемом мире, мире товаров и потребления, сам доступ в этот мир практически закрыт. Их отделяет от него высокая стена, они существуют вне этого мира, у них очень мало возможностей и совсем нет денег.