Поиск по этому блогу

27 марта 2014 г.

Константин Харитонов. Рецензия на книгу Бориса Кагарлицкого и Всеволода Сергеева "История России: миросистемный анализ"

В исторической науке марксизм предлагает исследователю не заниматься описательством или выискиванием новых закономерностей. В первую очередь, он предлагает начинать с рассмотрения экономики, изучения того, на какие социальные группы делится общество, какие между ними разворачиваются конфликты и как все это влияет на социальную жизнь. Кроме того, историк-марксист всегда ангажирован. Он не пишет «нейтральную» историю, да это и не возможно. Нейтральная история представляет собой либо перечисление фактов и цифр, либо выхолощенное изложение, лишенное внутренних конфликтов и противоречий. И это в лучшем случае. Чаще всего за «нейтральным» изложением комфортно располагается история правящего класса.





После реставрации капитализма в России практически каждый ВУЗовский преподаватель истории считает своим долгом раскритиковать марксизм или, как минимум, указать своим студентам на его ограниченность и односторонность. Особенно усердствуют те, кто в начале своей академической карьеры занимал те или иные идеологические должности и посты. При этом, мало кто удосуживается представить будущим историкам теорию марксизма во всей ее полноте, со всеми тонкостями и противоречиями, ограничиваясь поверхностными обобщениями и выборочным цитированием. И в большинстве случаев происходит это не по коварному злому умыслу, а по искреннему незнанию и конформистскому следованию конъюнктуре. Поэтому не стоит удивляться тому, что среди студентов и молодых преподавателей марксизм не пользуется популярностью, а представления о нем оказываются еще более поверхностными и примитивными, чем у преподавателей старшего поколения.
Тем временем, марксизм является одной из немногих методологических и теоретических концепций, сохраняющих заметные позиции в академической и научной среде на протяжении столь долгого времени. Сегодня, к сожалению, в первую очередь на Западе.


В исторической науке марксизм предлагает исследователю не заниматься описательством или выискиванием новых закономерностей. В первую очередь, он предлагает начинать с рассмотрения экономики, изучения того, на какие социальные группы делится общество, какие между ними разворачиваются конфликты и как все это влияет на социальную жизнь. Кроме того, историк-марксист всегда ангажирован. Он не пишет «нейтральную» историю, да это и не возможно. Нейтральная история представляет собой либо перечисление фактов и цифр, либо выхолощенное изложение, лишенное внутренних конфликтов и противоречий. И это в лучшем случае. Чаще всего за «нейтральным» изложением комфортно располагается история правящего класса.


Книга Б.Ю. Кагарлицкого и В.Н. Сергеева «История России. Миросистемный анализ» как раз является редким сегодня в России примером качественной марксистской работы. Фактически, эта книга – доработанное 5-е издание «Периферийной империи», вышедшей в свет еще в 2004 г. в легендарном издательстве Ультракультура. Авторы книги полностью отбрасывают линейные либеральные концепции описания истории России (отставание от запада, модернизации и постоянное стремление догнать и перегнать). Вместо этого используется методологический багаж одного из крупнейших (и незаслуженно забытого) марксистских историков, члена партии большевиков М. Н. Покровского и школы миросистемного анализа, развиваемой сегодня Иммануилом Валлерстайном и Самиром Амином. Сила марксизма во многом заключается в том, что он способен эффективно взаимодействовать с другими научными концепциями, создавая порой весьма интересный симбиоз, как в случае с фрейдо-марксизмом. Миросистемный анализ, правда, еще в своем появлении многим был обязан марксизму, так что разработки этой школы являются важным дополнением к идеям Маркса и Энгельса, но никак не противоречат им и, более того, могут считаться важной частью теоретического багажа марксиста в XXI веке.


На страницах книги перед читателями предстает история России, жестко вплетенная в мировую историю и, в первую очередь, в мировую экономическую историю. Не деятельность великих правителей, генералов или даже вождей восстаний определяла магистральную линию развития России, а ее положение в мировой экономической системе. По пути следования торгового пути «Из варяг в греки» и на базе многочисленных городов было создано государство, обеспечивавшее, насколько могло, безопасность и эффективность торговли. Изменения торговых путей, характера производства и структуры мировых рынков каждый раз ставили Россию в новые условия и заставляли бороться за собственное место в международном разделении труда.


Государство Киевской Руси образовалось на периферии существовавшей тогда экономической системы, но по настоящему, технологически отставать от стран Европы Россия начала только с началом формирования капитализма и становления промышленного производства. Европейским экономикам необходимы были ресурсы сначала для постройки внушительных торговых флотов, а затем для развития промышленности. Пока различные европейские державы боролись за выгодные российские рынки, Россия, в качестве поставщика зерна и древесины, активно конкурировала с Польшей за место в мироэкономике и, одновременно, стремилась встать в один ряд с наиболее развитыми странами. Во внешней политике, до определенного предела, Российским правящим кругам удавалось удовлетворить свои амбиции - со страной такого размера и с таким значительным ресурсным потенциалом нельзя было совсем не считаться. Однако изменить зависимое и отсталое положение в мировой экономической системе России никогда не удавалось – каждый новый виток развития возвращал страну к положению поставщика зерна, древесины, металла, полуфабрикатов и других ресурсов для европейской экономики. А каждый новый экономический кризис бил по экономике периферийной страны сильнее, чем по странам центра. Крымская война, в свою очередь, наглядно продемонстрировала, что западные страны не дадут России выйти из периферийного положения силой оружия. К тому же, не самого современного.


И во внешней и во внутренней политике Россия оставалась зависимой от более развитых стран, их капиталов, товаров, технологий, кредитов. Российская элита, прорываясь в первые ряды элиты мировой, со свистом несла страну к катастрофе Первой мировой войны. Выросшая из этого кризиса Революция, формирование советского правительства и Гражданская война на время выключили Россию из мировой экономики. В противостоянии различных политических сил победу одержали большевики, руководившие страной жесткими и авторитарными методами. В плане социальном, город одержал победу над деревней и, после решения первейших задач оживления экономической жизни, решенных, в основном, в годы НЭПа, перед страной вновь были поставлены задачи модернизации. Тем более что надежды на скорую европейскую революцию не оправдались, и советской бюрократии, вместе со всей страной, нужно было готовиться к существованию в окружении враждебных капиталистических государств. Страна вновь включилась в мировой рынок, стремясь продавать все что угодно, от яиц, до экспонатов Эрмитажа, но в первую очередь, как и прежде, зерно. В обмен на это СССР ввозил станки для создания собственной промышленности, тем более что после начала Великой депрессии стоили они на рынке сравнительно немного. Ценой жертв и жестоких усилий индустриализация была проведена, СССР выиграл войну с Германией, а после смерти Сталина даже наметился значительный рост уровня жизни и демократизации жизни и управления страной. Злую шутку сыграл советской экономической и политической системой нефтяной кризис 1973 г. и рост цен на нефть. Пока цены на нефть росли, СССР мог продавать топливо, а вырученную валюту вкладывать в экономику, инфраструктуру, социальную сферу. Пока у правителей была нефть, не нужно было проводить никаких реформ. Сырьевой характер экономики сохранился и даже значительно усилился и после реставрации капитализма в России, сохраняется он и сейчас. Россия остается поставщиком сырья для западных экономик и рынком сбыта для товаров, произведенных в центре мировой экономической системы. 


Пособие по истории России, написанное Кагарлицким и Сергеевым, не освещает всех тонкостей и сторон развития российской истории. Не описывает всех внутренних классовых и социальных конфликтов, особенностей многочисленных политических кризисов и ход разнообразных войн. Данное пособие предлагает целостную универсальную концепцию развития России и ее места в мировой экономике с периода формирования государства и до начала XXI века. Социальные конфликты, мятежи, революции, реформы, войны, колонизаторские устремления и торговые тарифы – все это разворачивается перед нами на фоне мировых исторических и экономических процессов. Существующая сегодня в России система исторического образования практически полностью наследует советской системе, и вместе с бюрократичностью и догматизмом она впитала и линейную концепцию, рассматривающую Россию и ее место в истории как вечные соревнования олимпийских бегунов, в которых страна постоянно проигрывала, не смотря на значительные достижения Великих Правителей.


Вместо этого очень полезно посмотреть на то, какое место страна занимала в мировой экономике и мировом разделении труда на протяжении веков; как это положение влияло на экономику страны и ее социальную структуру; к каким приводило внутренним и внешним конфликтам и т.д. Подобный взгляд сдувает с российской истории мифологическую пелену героизма и исключительности, зато дает важный инструмент для понимания настоящего и изменения будущего.



Впервые опубликовано в журнале Спiльне (№7), 2014    

Комментариев нет:

Отправить комментарий