Поиск по этому блогу

16 августа 2013 г.

Штефан Григат. Две дороги ведут направо


Предлагаем вниманию читателей REDFLORA статью немецкого публициста Штефана Григата. Он пытается понять насколько современные ультраправые в Европе отказались от свойственного им антисемитизма в пользу исламофобии. Стоит отметить, что сам автор, несомненно, идеализирует государство Израиль и проводимую им политику и вследствие этого преуменьшает значение исламофобской риторики у современных ультраправых. Более того, как и многие симпатизанты Израиля, в статье Штефан Григат уравнивает антисионистскую риторику левых с антисемитизмом. Тем не менее, статья и поднимаемые в ней вопроса представляются достаточно интересными и достойными внимания наших читателей.




В одном они схожи: все европейские правоэкстремистские и право-авторитарные партии. Все они, так или иначе, в сотрясаемом кризисом Евросоюзе поддерживают те настроения, которые направлены на восприятие насильственных  действий  вроде тех, что осуществляются против цыган в Венгрии или против эмигрантов в Греции, как чего-то нормального. Но разница есть: открыто антисемитская и расистская партия Jobbik (Йоббик/ За лучшую Венгрию) представляет традиционный антисемитизм и расизм. Она не хочет, да и не старается выйти из тени германского национал-социализма, либо венгерского протофашизма Миклоша Хорти, правившего вплоть до 1944-го года.


Однако пример NPD (Национал-демократической партии Германии), продвигающей в ФРГ похожую политику, показывает, что в Западной Европе таким образом нельзя достичь успехов на национальном уровне. Так что, сравнительно успешные право-радикальные партии, такие как FPÖ (Австрийская партия свободы), Национальный фронт Марин Ле Пен и бельгийская Vlaams Belang (Фламандский интерес), пытаются частично модернизироваться. Что, конечно, не означает примитивной подмены антисемитизма травлей  мусульман живущих в Европе. Так у венгерских правых агитация против мусульман не играет практически никакой роли. В стране мало иностранцев, среди которых почти нет выходцев из мусульманских стран. Доля мусульман в целом населении страны составляет ничтожные 0,3 процента, что, однако, не мешает венгерскому обществу выражать свои предубеждения и против них: более 60 процентов венгров считают, что в стране «живет слишком много мусульман». В других правоэкстремистских партиях Европы, с одной стороны, антисемитские традиции столь сильны, что от них нельзя отказаться просто так. С другой стороны, отношение к исламу у идеологов этих движений ни в коем случае не определяется абсолютным отвержением, а, скорее, смесью ненависти и зависти, которая не обходится и без определённого восхищения.


То, что некоторые правые радикалы иногда пытаются совладать со своей бессильной ненавистью в отношении Израиля, вполне отличает их от открыто антисемитской Jobbik. Венгерская партия беззастенчиво братается со смертельными врагами еврейского государства и периодически нападает на Израиль и сионизм, как на врага всего венгерского. Таким образом, подтверждается  анализ, сделанный в свое время Теодором В. Адорно и Максом Хоркхаймером, о центральной для антисемитизма характеристике евреев как «анти-расы, негативного принципа как такового». Но относительно дружественные по отношению к Израилю высказывания со стороны тех постнацистских праворадикалов, чьи предшественники ещё совсем недавно пытались «очистить мир» от этой «анти-расы» и «уничтожить евреев как паразитов», вызывают крайний скепсис. В постоянно фигурирующих в СМИ за последние годы, внешне произраильских пресс-релизах FPÖ, бросается в глаза последовательная апелляция к ближневосточной политике бывшего канцлера Бруно Крайского.  В действительности же его заносчивую политику «честного маклера» между израильтянами и арабами нельзя назвать произраильской. С другой стороны, пассажи, в которых FPÖ позитивно отзывается на представленные палестинской стороной решения в форме «единого государства», что автоматически означало бы конец еврейского государства, с завидной постоянностью замалчиваются. В одном пресс-релизе говорится о конференции в Хевроне, в которой делегация от FPÖ, якобы, принимала участие по личному приглашению шейха Фарида аль-Джабари: «С палестинской стороны также обсуждался отказ от «системы двух государств», поскольку шариат не предусматривает или даже строго воспрещает отказ от земли, исторически заселённой мусульманами». Председатель партии, Хайнц-Кристиан Штрахе сказал по этому поводу, мол, над данным «предложением» нужно «серьёзно поразмыслить».


В эпоху конкуренции правые радикалы вынуждены определяться со своей позицией выбирая между европейским антисемитизмом и исламским джихадизмом. Одни, как Jobbik и часть приверженцев венгерской правящей партии Fidesz, немецкая NPD, последователи бывшего председателя Национального фронта, Жан-Мари Ле Пена, и идеологи FPÖ желают открытого союза с исламистскими режимами, такими как Иран. Другие, вроде псевдо-модернизаторов из французского Национального фронта, приверженцы Филипа Девинтера в Vlaams Belang и часть FPÖ, которые находятся в  оппозиции к расистско-германским силам в партии, форсируют агитацию против «исламского захвата земель» в Европе. Они ограничиваются, тайным восхищением исламским антисемитизмом, антизападным и антилиберальным фурором джихадистов (т.е. людей сознательно отказывающихся от демократии, от современности и от открытости общества), которых они одновременно с этим считают опасными конкурентами.


Но их частичный отказ от открытой антисемитской и антиизраильской травли, при одновременной концентрации на «чужеродной культуре» ислама, ставит их перед проблемой. Ни один, сколь бы то ни было подкованный в теориях заговора, праворадикал не дошёл бы до той мысли, что «мусульмане» в состоянии контролировать международный рынок финансов или столкнуть европейские народы в пропасть кризиса. Предрассудки по отношению к европейским мусульманам напоминают, как правило, классические расистские представления. Мусульман рассматривают как склонных к насилию, но, в конечном счёте, недостаточно сильных и ущербных иммигрантов. Это уже не типичные для антисемитизма представления о могущественных, обрушивающих несчастья на мир умелыми манипуляциями с деньгами и умами, евреях, с которыми поэтому надо сражаться до последнего. Итак, якобы отрывающиеся от своих антисемитских традиций правые радикалы всё ещё не могут дать ответ на один  вопрос.  Как должна выглядеть конкретизация этой бесконечной угрозы для общества?


Успехи Jobbik и греческой партии «Золотой рассвет», набравшей на последних выборах 7 % голосов, а согласно опросам получившей вдвое большую поддержку, являются тревожным сигналом. Тем более что, представители последней перед включёнными камерами открыто грозят всем «паразитам» и «недочеловекам» тем, что они готовы «открыть печи и переработать их на мыло». В данной ситуации временный, и без того часто оспариваемый отход от слишком уж открытого следования  историческим примерам, может снова стать историей. Тогда для якобы изменившихся фракций внутри праворадикального движения было бы ещё проще представить себя просвещенными «демократическими правыми».


Несмотря на все модификации и модернизации европейского правого экстремизма, а также исходящие преимущественно от левых предложения снизить открыто выражаемую антисемитскую идентификацию, как с ее абстрактным «еврейским принципом», так и ненавистью к конкретным евреям, агитацией против «жадных спекулянтов», «саранчи», «бесстыжих менеджеров» впереди маячит мрачная перспектива.  Чем более очевидными становятся последствия кризиса накопления капитала, тем более  привлекательным становится открытое определение врага в стиле венгерской Jobbik, которая в своей безграничной ненависти к Израилю может кое-что предложить и антисионистским левым.


Перевод с немецкого Liberadio. Редактура М.К.


Впервые опубликовано в Jungle World Nr. 19, 9-го мая 2013

Комментариев нет:

Отправить комментарий