Поиск по этому блогу

31 июля 2013 г.

Константин Михайлов. 1914. Начало ХХ века.



Понять ХХ век невозможно не обращаясь к теме «Первой мировой войны», в которой был отомкнут ящик Пандоры, который до сих пор не закрыт: массовое уничтожение в ходе боевых действий; огромные потери в войнах гражданского населения, измеряемые с тех пор миллионами; технизация войны (подводные лодки, автоматическое и химическое оружие, танки, авиация); механизация - восприятие людей как статистики; потоки беженцев; националистический психоз; перекос бюджета в сторону военных и карательных органов.



Aufgestanden ist er, welcher lange schlief,
Aufgestanden unten aus Gewölben tief.
In der Dämmrung steht er, groß und unerkannt,
Und den Mond zerdrückt er in der schwarzen Hand.


Перед нами отрывок из стихотворения «Война» Георга Гейма 1911 года. В нем она предстает в виде мрачной монструозной фигуры. Это чем-то сходное с человеком чудовище «долго спало» и вот теперь вновь «восстало из глубоких подвалов». Возможно, здесь речь идет о «семилетней войне», а возможно и о войне между Францией и Германией 1870/71 года, когда собственно последняя и возникла как империя[1]. Как бы то ни было, немецко-французские отношения с того времени опять находились в состоянии сильного напряжения. В своем произведении поэт видит дальнейшую эскалацию конфликта, приведшего к краху прежнего мира[2]. Об этом событии, его причинах и восприятии современниками мне и хотелось сегодня поговорить. Первая мировая война будет звучать как der Erste Weltkrieg, но в чутком для философских нюансов языке Гёте и Гегеля употребляется еще один термин для обозначения начала войны  - Ausbruch вспышка, припадок, прорыв и всплеск. И этот прорыв 1914 года как раз и открывает собой подлинный 20 век. Профессор М. Штоллльайс рассматривает август 1914-го как «цезуру (или срез)» для всех народов, которых коснулся, так как раз и навсегда изменил жизненные перспективы миллионов людей. «Политика и общественная жизнь отныне определялась войной»[3].  


В книге известного журналиста Оскара Ференбаха «Крах и возрождение Германии» имеется глава «Столетие, которое началось войной», в которой он делает два интересных замечания. Во-первых, о том что, война представляет для историков некоторую загадку, поскольку «в ней не было никакой необходимости, не было никаких оснований для ее начала»[4].  Во-вторых, о том, что пророками, говорившими о грядущей войне, были лирики и марксисты. Итак, имелись ли для войны причины?


Большинство согласно с тем, что имелись. Они лежали в экономике и геополитической ситуации того времени, которое завершало собой «классическую эпоху империализма»[5] , который вел борьбу за сырье и рынки сбыта за границей в дополнение к традиционному соперничеству в Европе[6].  И когда передел земли подошел к концу - обнаружилось, что «великие державы Европы так опутаны сетью сфер интересов, что при любом серьезном международном инциденте можно было бы ожидать детонации мощного взрыва»[7]. После выстрела в Сараево, фраза произнесенная кайзером Вильгельмом «сейчас или никогда»[8] стала лозунгом всех руководящих лиц рейха, которые использовали событие в Сараево как предлог к развязыванию войны. Начавшаяся война стала не только водоразделом геополитической истории 20 века[9], но и квинтэссенцией ужаса. Люди, ставшие взрослыми до 1914 года, вообще отказывались признавать неразрывную связь с прошлым. Слово «мир» означало для них мир до 1914 года. Илья Эренбург, в это время находившийся в Амстердаме, узнав из газет о начале войны, почувствовал, «что все рушится – и беленькие уютные домики, и мельницы, и биржа…». Мировой пожар начался. Но едва ли кто-нибудь представлял себе его реальную картину. Доминирующим представлением было то, что он должен быстро пройти, и в следующем году война победоносно закончится. Как писал Эренбург  - «сорок четыре года – немалый срок; участники франко-прусской войны успели умереть или одряхлеть; над их рассказами молодые смеялись. Никто из нас не знал, что такое война»[10]


Чуть ранее, в расколе искусства, в протесте художников, «в восторге и ужасе декаданса заколебалась почва управляемой реальности»[11]. Перед войной существенным признаком стало иррациональное видение картины мира. Политический кризис подтвердило возникновение экспрессионизма, который выражал протест интеллигентов против тогдашних общественных отношений. Среди протестующих были как те, кто тяготел к революционному движению, так и реакционной «идее элитизма»[12], как Готфрид Бенн, в войну служивший в должности полкового врача. В сборнике «Морг», куда вошли вещи, написанные в 1912-1920 годы, он поместил стихотворение под названием «Опасность», где предупредил о том, что «Звериные дни настают (Tiertage)…и бессловесна почти любовь»[13]. Тем не менее, многие деятели искусства пошли на фронт. Война представлялась им катарсисом, из которого больное общество должно выйти очищенным и просветленным. Потому-то уже с начала войны те, кто выступал против катастрофы, ощущали себя, по словам Германа Гессе «кучкой чудаков». Все остальные, кто «…до тех пор служили людям и верили в существование наднациональной идеи человечества, пока этой идее ничего не угрожало, теперь … предают ее»[14]. Даже Томас Манн не сразу разобрался в характере войны. Германия казалась ему олицетворением здоровой человечности противостоящей циничному миру продажной современной западной демократии. Идеализация воюющей Германии продолжалась у него не долго, и  свои «Размышления аполитичного» Манн сам впоследствии не раз подвергал критике. В произведении «Волшебная гора», написанном уже в Веймарский период, он сравнил начало войны с историческим ударом грома, «который, если говорить об этом с весьма умеренным уважением, потряс земные основы; а для нас этот удар грома взорвал волшебную гору…»[15]


Итак, кайзеровская империя возникла в войне и пала в результате войны. Империя фактически прекратила свое существование в войне, «поскольку военное поражение и революция, не только временно, но и причинно взаимосвязаны»[16]. Эту диалектику войн и революций в сжатом виде удачно представил Троцкий в «Моей жизни». Будучи в политической эмиграции, в настроениях венской толпы он уловил черты, знакомые ему по октябрьским дням 1905 года в Петербурге. «Не даром же война часто являлась в истории матерью революций…Подобно революции, война выбивает всю жизнь, сверху до низу, из наезженной колеи ...война, на первых порах укрепляет государственную власть, которая в порожденном войной хаосе выступает, как единственная твердая опора… пока та же война не подкопает ее»[17]


           
В огне войны исчезла не только старая цивилизации 19 века с ее сословным делением общества, исчез мир как «каркас европейской жизни»[18]. Практически ни одно прежнее правительство не удержалось у власти. Из побежденных стран ни одна не избежала революции. Началось восхождение нового мирового гегемона – США. Понять ХХ век невозможно не обращаясь к теме «Первой мировой войны», в которой был отомкнут ящик Пандоры, который до сих пор не закрыт: массовое уничтожение в ходе боевых действий; огромные потери в войнах гражданского населения, измеряемые с тех пор миллионами; технизация войны (подводные лодки, автоматическое и химическое оружие, танки, авиация); механизация - восприятие людей как статистики; потоки беженцев; националистический психоз; перекос бюджета в сторону военных и карательных органов.


Примечания



[2] Хобсбаум Э. Эпоха крайностей: Короткий двадцатый век (1914-1991). М., 2004. С.19.
[3] Штолльайс М. Цезуры в истории общества, права и конституционного устройства: 1914 и 1917. Германский исторический институт в Москве, 2010.С.3,5.
[4] Ференбах О. Крах и возрождение Германии. Взгляд на европейскую историю ХХ века. М.,2001. С.34,36.
[5] Mueller H. Schlaglichter der Deutschen Geschichte. Mannheim; Wien; Zuerich, 1986. S.202.
[6] Meyers Taschen-Lexikon. In 10 Baenden. Bd.10. Wien/Zuerich, 1985. S.231.
[7] Reinhardt K.F. Germany 2000 years. V.II. The Second Empire and the Weimar Republic. New York, 1975. P.632.
[8] Gutsche W., Klein F., Petzold J. Von Sarajewo nach Versailles.Deutschland im ersten Weltkrieg. Berlin, 1974. S.11.
[9] The New Encyclopedia Britannica. Vl.29. Chicago, 1994. P.961.
[10] Эребург И. Собр.соч. в 9 т. Т.8. Люди, годы, жизнь. М., 1966. С.151-152.
[11] Stuermer M. Das ruhelose Reich. Deutschland am Vorabend des Erste Weltkriegs.// Der historische Moment. Ein deutsche Lesebuch. Berlin, 1991. S.150.
[12] Streisand J. Deutsche Geschichte von den Anfaengen bis zur Gegenwart. Eine marxistische Einfuerung. Koeln, 1976. S.249.
[13] Бенн Г. Собрание стихотворений. СПб., 1997. С.66.
[14] Гессе Г. Письма по кругу// Друзья, не надо этих звуков. 1914 .М., 1987. С.56.
[15] Манн Т. Волшебная гора. М.. 2010. С.818-819.
[16] Duelffer J. Deutschland als Kaiserreich. 1871-1918// Passov P. Deutsche Geschichte. Stuttgart, 1987. S.566.
[17] Троцкий Л.Д. Моя жизнь. В 2-х т. Т.1. М., 1990. С.267.
[18] Хобсбаум Э. Век империи. 1875-1914. Ростов-на-Дону, 1999. С.436.

Комментариев нет:

Отправить комментарий