Поиск по этому блогу

22 апреля 2013 г.

Александр Берегов. Борьба за место в кремле

Возмущенный читатель может воскликнуть: «Что же сотрудники музея не выступают против уничтожения своего учреждения?» Очевидно, что находясь в рамках закона они практически не имеют такой возможности. Однако сами горожане уже встревожены подобным поворотом событий. Видная всем корыстная составляющая требования РПЦ в очередной раз демонстрирует жителям Ярославля, что церковь не столько заботиться о душе, сколько о мошне.
 



Сотрудники Ярославского музея-заповедника не на шутку обеспокоены не только своим ближайшим будущим, но и перспективами музея. С начала года они сталкиваются уже со второй серьезной угрозой для своего учреждения. Ранее областное руководство попыталось в административном порядке не продлевать контракт с директором музея, которая, в отличие от своей предшественницы, сумела не только улучшить работу вверенного ей учреждения, но и увеличить материальное вознаграждение сотрудникам. Однако волевое решение чиновников от культуры натолкнулось на сопротивление работников музея и, как это не удивительно, вторые одержали победу.
 

Последовавшая затем угроза практически не оставляет для музейщиков шансов на победу. Речь идет о выполнении наделавшего много шуму федерального закона № 327, более известного как закон о реституции церковного имущества. Либеральный надёжа-президент Дмитрий Медведев одним росчерком пера не только запретил содержание 0,5 промилле алкоголя у водителей и перевел стрелки часов на летнее время, но и «передал религиозным организациям имущество религиозного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности».


Стоит отметить, что и до вступления в силу этого закона церковь то там, то здесь пыталась вернуть себе утраченные богатства. Однако именно этот законодательный акт открыл столбовую дорогу к превращению РПЦ в крупнейшего собственника. Не трудно заметить, что церковь мало интересуют заброшенные храмы в пустующих селах. Основной объект ее притязаний — это национализированное советской властью церковное имущество и здания, имеющие высокую стоимость или культурное значение.


В зону риска в один момент попали тысячи музеев и их коллекции, музыкальные школы, больницы и тому подобные учреждения, которые насаждали «кровавые большевики» вместо религиозного дурмана. Неолиберальные властители России, несмотря на свою любовь к айфонам и прочим гаджетам, предпочитают видеть в перспективе своих сограждан не высокообразованными людьми с прекрасным здоровьем, а смиренными прихожанами, надеющимися на божью волю.


«Письмо счастья» из Ярославской епархии не миновало и Ярославский музей-заповедник вместе с бывшим комплексом Спаса-Преображенского монастыря, в котором он, собственно, и находится. Батюшки затребовали в собственность еще ряд имеющих мировую культурную ценность церквей — Ильи Пророка, Иоанна Предтечи (этот храм вы можете лицезреть на купюре номиналом в тысячу рублей), Богоявления, Николы Надеина и Рождества. Согласно федеральному законодательству, в течение 6 лет музей обязан освободить занимаемые площади. Если читатели «Рабкора» еще не посещали культурные достопримечательности Ярославля, самое время сделать это! 


Очевидно, что превращение музея в действующую церковь повлечет за собой целый ряд негативных последствий. Стоит начать с того, что по закону музею необходимо предоставить равное по размеру помещение, пригодное для экспозиции. Это само по себе не простая задача, а с учетом трат на переезд, ремонт, создание экспозиций — и вовсе выливается, по слухам, в круглую сумму, приближающуюся к 20 млрд рублей, что в 20 раз превышает расходы Ярославской области на культуру и превышает долг в федеральный бюджет. Потянет ли ярославская земля такие расходы, если уже сейчас из-за проблем с финансированием в ряде районов закрыты родильные отделения?


Несомненно, упадет туристическая привлекательность Ярославля, как одной из жемчужин «Золотого кольца». Разрушение музейных экспозиций, изъятие из общественного доступа храмовых фресок, икон и прочей утвари религиозного значения делает невыполнимой идею превращения туризма в один из источников получения городом прибыли. Эту ситуацию не поправят и два десятка гостиниц с полусотней кафе в придачу.


Помимо трат на переезд государство вынуждено будет продолжать финансировать переданные церкви памятники культуры за счет бюджетных средств, ибо сама церковь очевидным образом не сможет поддерживать их в должном состоянии. Вместе с тем, именно духовенство будет распоряжаться этим имуществом — определять кому можно, а кому нет и в какое время посещать памятники культуры. Это, в свою очередь, ударит по доходам музея и приведет к неизбежному сокращению персонала. Сама возможность проведения экскурсий по историческим достопримечательностям Ярославля окажется в полном ведении монахов и священников, а сами экскурсии будут переделаны под нужды церкви, а не культуры.


Наконец, возможен и самый плохой вариант — когда музей будет переселен не в равное по функционалу помещение, а в то, что осталось свободным. В этом случае говорить о его будущем и вовсе бессмысленно. Не исправят ситуацию и заявления представителей РПЦ о том, что на месте музея будет создан религиозно-культурный центр. Незнакомым с реалиями Ярославля людям будет интересно узнать, что предыдущий культурно-религиозный проект, реализованный РПЦ, представляет собой автостоянку с часовней посередине.


Возмущенный читатель может воскликнуть: «Что же сотрудники музея не выступают против уничтожения своего учреждения?» Очевидно, что находясь в рамках закона они практически не имеют такой возможности. Однако сами горожане уже встревожены подобным поворотом событий. Видная всем корыстная составляющая требования РПЦ в очередной раз демонстрирует жителям Ярославля, что церковь не столько заботиться о душе, сколько о мошне. Прямым следствием этого является не только кавалерийская атака епархии на музей-заповедник, но и позорный церковный долгострой на Ленинградском проспекте в одном из спальных районов города.


Если выселения музея еще придется подождать, то один из его обитателей уже находиться под угрозой. Живой символ города — медведица Маша, проживающая на территории музея-заповедника, может быть выселена в зоопарк. Будущим хозяевам она явно представляется лишней обузой. На решение этого, несомненно, первоочередного для областных властей вопроса брошены все лучшие силы, включая самого губернатора Ястребова. И действительно, чем еще заняться чиновникам губернского города?



Впервые опубликовано в интернет журнале РАБКОР

Комментариев нет:

Отправить комментарий