Поиск по этому блогу

25 февраля 2013 г.

Географический марксизм. Интервью с Дэвидом Харви



Если раньше в селе была сконцентрирована главная оппозиция городу, то теперь против него настроен пригород — именно он стал главным консервативным противником модернизационных усилий города.  Жители пригородов оказывают решающее влияние на политику, поскольку там проживает самая значительная часть американского электората. Город для них слишком непонятен, современен и космополитичен. Зачастую он становится для них олицетворением самых мерзких социальных недугов. Именно в урбанистических центрах сосредоточены этнические, сексуальные и прочие меньшинства. С точки зрения жителей предместий, моральные устои которых традиционно в значительной мере определяет церковь, в городе нет социальной гармонии. В этом социальном зазоре между городом и посадом созревают многие политические противоречия американской политики в наши дни.

21 февраля 2013 г.

Эрнест Мандель. Социализм и будущее



Мы можем сформулировать эти требования почти библейским языком: устранить голод; одеть тех, у кого нет одежды; дать достойную жизнь каждому; спасти жизни тех, кто умирает из-за отсутствия надлежащего медицинского обслуживания; обеспечить свободный доступ к культурным ценностям и устранить безграмотность; расширить демократические свободы, права человека, и устранить репрессивное насилие во всех его проявлениях.

19 февраля 2013 г.

Александр Берегов. Социалистическая рабочая партия Великобритании: от харасмента к кризису руководства

Сама по себе эта история, не красящая руководящее лицо Социалистической рабочей партии, возможно, вскоре представляла бы интерес лишь для заядлых склочников внутри британской левой, если бы Центральный комитет СРП не пытался всеми силами замалчивать саму историю и выгораживать обвиняемого. Вместо того, чтобы провести открытое расследование по факту сексуального насилия и тем самым попытаться нормализовать ситуацию, руководство СРП попыталось дезинформировать рядовых членов организации относительно причины скандала и, более того, возложило основную вину за случившееся на самих жертв.

11 февраля 2013 г.

Славой Жижек. "Работа сновидения" политической репрезентации



«Политика» есть, таким образом, имя, обозначающее дистанцирование экономики от самой себя. Ее пространство открывается разрывом, который отделяет экономику как отсут­ствующую Причину от экономики в ее «определенности через противоположное», в качестве одного из элементов социальной всеобщности: политика есть потому, что экономика — это «не-все», потому что экономика — это «немощная» бесстрастная псевдопричина. Экономика подобна лакановскому Реальному: это одновременно и ядро, «выраженное» в других столкновени­ях посредством замещений и других форм искажения, и это так­же сам структурирующий принцип этих искажений.

8 февраля 2013 г.

Анри Лефевр. Повседневное и повседневность



Повседневное можно определить как набор функций, которые связывают и объединяют системы, кажущиеся различными. Понятая так повседневность есть продукт, главнейший из продуктов в эпоху, когда производство порождает спрос, когда производители манипулируют потребителями: не «работники», а менеджеры и собственники средств производства (интеллектуальных, инструментальных, научных). Повседневность — это, следовательно, наиболее универсальное и одновременно единственное в своем роде условие, в наибольшей степени социальное и одновременно наиболее индивидуализированное, наиболее очевидное и наилучшим образом скрытое. Условие, необходимое для удобочитаемости форм, предписанное средними значениями функций, вписанное в структуры, — повседневность задает платформу, на которой возводится бюрократическое общество контролируемого консьюмеризма.

5 февраля 2013 г.

Мигель Робле-Дюран: Неолиберальная экономика разрушает город



Городское пространство приватизируется крупным капиталом. В центре города начинают работать бульдозеры, сносящие дома. Бедняки выселяются на окраины, где для них строят кварталы доступного жилья. Там же, на окраинах, начинается самодеятельное строительство фавел. Средний класс старается отгородиться в закрытых охраняемых районах. Цель такой политики — расчистка пространства в центре города под новую застройку. Начинают формироваться, как я их называю, «зеленые зоны» — территории, которые рассматриваются как безопасные для иностранных инвестиций и туристов.  В «зеленых зонах» размещаются центральные бизнес-кварталы с небоскребами. Создание таких кварталов закрепляет концепцию полицентрического города. Капитал концентрируется в нескольких пространственных точках.