Поиск по этому блогу

6 ноября 2012 г.

Михаэль Леви. Интернационализм XXI века



Интернационализм — и революционное классовое сознание в целом — есть объективная возможность, основанная на реальности и ее противоречиях. Конечно, ее конкретные проявления зависят от исторических обстоятельств и от конкретной политической борьбы революционных сил — от их способности убедить людей в своей правоте и освободить их от шор национализма. Иными словами, марксистский интернационализм — как и надежда на революцию — основан не только на объективном анализе мировой экономики и мировой политики, он также имеет свою историческую ставку: это ставка на сознательность трудящихся, на способность народных масс рано или поздно осознать свои объективные исторические интересы.
 
 10-11 ноября в Москве будет марксистский философ и активист Четвертого Интернационала Михаэль Леви, вот анонсы двух его выступлений, очень рекомендую посетить и пригласить друзей!
 
Михаэль Леви

Еще раз о "понятии истории" у Вальтера Беньямина

10 ноября, 14-00, Музей "Пресня"( м.Краснопресненская, Малый предтеченский пер., 4)

Философия истории Вальтера Беньямина - это попытка освободить исторический материализм от (буржуазной) идеологии прогресса, вдохновленная как романтической критикой цивилизации, так и мессианским иудаизмом. В своем последнем тексте, "К понятию истории"(1940), он обнаруживает "связь" между профанической утопией и Царством грядущего Мессии.

11 ноября, 20-00, Фаланстер( м.Пушкинская, Малый Гнездниковский переулок, 12/27)

Сердце бессердечного мира. Социализм и религия.

В своей работе о крестьянской войне в Германии Фридрих Энегльс писал, что в XVI веке религия еще могла вдохновлять освободительное движение, но после Великой Французской революции такая связь стала уже невозможной. Уже в XX веке опыт "теологии освобождения" в Латинской Америке поставил под вопрос это утверждение.

Михаэль Леви( 1938) - французско-бразильский философ и социолог. Автор работ о наследии молодого Марксе, Георга Лукача, Вальтера Беньямина, Эрнесто Че Гевары, Франца Кафки. Его перу принадлежат также книги по истории марксизма и революционного движения в Латинской Америке.

Леви является членом редакционных советов «Journals Archives de Sciences Sociales des Religions», «Actuel Marx», «ContreTemps» и «Écologie et Politique»


В 2010 году, в Свободном Марксистском Издательстве вышла первая книга Михаэля Леви на русском языке «Отечество или Мать-Земля? Статьи по национальному вопросу». Ниже приведенный текст является частью этой книги. Полностью работу Леви можно прочесть на сайте
Свободного Марксистского Издательства в формате pdf.



Что происходило с социалистическим интернационализмом в XX веке? В августе 1914 года интернационализм потерпел катастрофу — подавляющее большинство социалистического рабочего движения (как руководство, так и рядовые члены) оказалось поглощено колоссальной волной националистической (и шовинистической) истерии во имя «национальной обороны». Однако это стало не концом интернационализма, а началом нового интернационалистического подъема в социалистическом движении, сначала ограниченного маленькими кружками революционеров и пацифистов, а затем, после Октября 1917 года, выросшего в грандиозное массовое движение: Коммунистический интернационал. Существование Коминтерна, всемирного движения, искренне приверженного пролетарскому интернационализму (по крайней мере, в первые годы), — мощнейший исторический аргумент в пользу того, что интернациональная солидарность эксплуатируемых отнюдь не утопия, не абстрактный принцип, и что в определенных условиях она может захватывать массы рабочих и других эксплуатируемых слоев общества.


Вскоре Третий интернационал объединил большую часть организованного рабочего движения многих европейских и «колониальных» стран, опровергнув консервативный миф о том, что трудящиеся не способны выйти за рамки националистической идеологии. Это решительное доказательство того, что интернационализм — и революционное классовое сознание в целом — есть объективная возможность, основанная на реальности и ее противоречиях. Конечно, ее конкретные проявления зависят от исторических обстоятельств и от конкретной политической борьбы революционных сил — от их способности убедить людей в своей правоте и освободить их от шор национализма.


Иными словами, марксистский интернационализм — как и надежда на революцию — основан не только на объективном анализе мировой экономики и мировой политики, он также имеет свою историческую ставку: это ставка на сознательность трудящихся, на способность народных масс рано или поздно осознать свои объективные исторические интересы.


Однако невероятная интернационалистическая убежденность и практика, не имеющие прецедентов в истории социализма, а также капитал интернационалистической энергии и принципиальности, накопленный Коммунистическим интернационалом, были растрачены сталинизмом. Эта энергия оказалась направлена на службу бюрократическому национализму, его государственной политике и властной стратегии. Интернационализм стал служанкой советской дипломатии, а мировое коммунистическое движение — одним из инструментов для построения «социализма в отдельно взятой стране». Самый очевидный пример — политика Коминтерна в отношении германского нацизма, начиная с 1928го до роспуска в 1943 году: причудливые зигзаги и крутые повороты этой политики в последнюю очередь отвечали жизненным нуждам европейских рабочих и народов и определялись в первую очередь маневрами советской дипломатии и потребностью в военных альянсах.


Тем не менее в 1930х годах Европа увидела самый впечатляющий пример практики интернационализма: интернациональные бригады и колоссальную общую солидарность с антифашистской борьбой во время гражданской войны в Испании. Десятки тысяч добровольцев — коммунисты, социалисты, анархисты, троцкисты, независимые марксисты, радикальные либералы и антифашисты самых разных течений, представители десятков народов — съехались со всего мира, чтобы помочь народу Испании в отчаянной борьбе с фашизмом. Из-за того, что Франко помогали Гитлер и Муссолини (а западные демократии предпочли так называемую политику невмешательства), эта война была проиграна, но борьба интернациональных бригад, в которой полегло множество добровольцев, стала одним из высших проявлений интернационализма XX века.


После (как и во время) Второй мировой войны национализм снова стал доминирующей идеологией — в том числе в «странах реального социализма», вовлеченных в националистическую конфронтацию (СССР против Китая) или войну (Китай против Вьетнама).


После распада Коминтерна под «интернационализмом» в мировом коммунистическом движении понималась лишь слепая преданность Советскому Союзу и его руководству. Единственное исключение составляли маленькие и не очень влиятельные революционные течения, в том числе Четвертый интернационал, сохранившие верность исходным интернационалистским задачам Коминтерна. Упадок коммунистического интернационализма оставил идеологическую пустоту, которая очень быстро заполнилась национализмом.


Итак, старый интернационализм, отождествляемый с Советским Союзом, мертв. Между тем в наше время возникают новые формы интернационалистской солидарности. 60е годы породили большую и неожиданную волну интернационализма среди молодого поколения, выразившуюся в антивоенных движениях, в солидарности с революциями в странах третьего мира и в ненависти к националистическому шовинизму.


Май 1968 года увидел сотни юных французов, поющих «Nous sommes tous des juifs allemands» («Мы все — немецкие евреи»): лозунг, выражавший спонтанное и массовое чувство интернационализма.


Сегодня новая интернационалистическая культура находится в процессе формирования. В третьем мире она является результатом сближения марксистской левой — отрицающей пагубную сталинистскую традицию слепой приверженности «социалистическому отечеству» (СССР, Китай, Албания и т. п.) — и христианских социалистов, связанных с теологией освобождения. Католический — в интернационалистическом смысле — характер религии сблизился в некоторых моментах, благодаря теологии освобождения, с марксистским интернационализмом. Сандинизм в Никарагуа и бразильская Партия трудящихся являются примерами такого союза, хотя их интернационалистский кругозор не беспределен.


В этой новой формирующейся интернационалистической культуре нового поколения разные компоненты сочетаются и смешиваются друг с другом в различных пропорциях. Среди таких компонентов можно назвать следующие:


1. Остатки старой социалистической традиции пролетарского и революционного интернационализма, сохранившейся среди левых социалистов, критических коммунистов, анархистов, в таких организациях, как Четвертый интернационал — а также в культуре новых левых 1960х годов.


2. Экология — борьба за защиту Природы и «Матери-Земли» от разрушительного «прогресса», индустриальных отходов и экологических бедствий не признает границ и отвечает интересам всего человечества.


3. Антирасизм, спонтанное движение солидарности с иммигрантами — африканскими, арабскими, азиатскими или турецкими — отрицающее националистическую логику исключения.


Один из наиболее важных вопросов, поднятых этим движением (особенно во Франции) — отделение национальности от гражданства: все население страны должно считаться гражданами (с правом голоса) независимо от национальности.


4. Феминизм, ниспровергающий традиционную патриархальную культуру агрессивного национализма, «мужских» милитаристских ценностей и «героического» патриотического насилия. Если существует определенная связь между патриархатом и реакционным культом имперского «отечества», то существует точно такая же связь между феминистской политикой и экологической защитой «Матери-Земли» [1].


5. Сочувствие и солидарность с борьбой жителей третьего мира за освобождение от империалистического гнета, местных диктатур, голода и нищеты. Это движение, в 1960е годы включавшее не столько политические, сколько антиимпериалистические организации, а сегодня зачастую состоящее из радикальных христианских активистов, — по самой своей сути привержено интернациональной солидарности.


6. Другие социальные движения, такие, как борцы за права человека, движение геев и лесбиянок, сети христианских социалистов, значительно укрепивших интернационалистические связи в последние годы.


Объективный фактор, содействующий подъему интернационалистических тенденций в Европе, — становление Евросоюза, постепенно сглаживающее многие старые националистические ссоры (например, между Францией и Германией) и создающее благоприятные условия для общеевропейской социальной борьбы (например, борьбы профсоюзов за 35часовую рабочую неделю). Между тем в краткосрочной перспективе «объективное экономическое принуждение» международного сообщества и, в первую очередь, Евросоюза используется социал-демократическими правительствами Европы для оправдания своего отказа от каких-либо радикальных социальных мер на национальном уровне. Известный историк социализма Дэниел Сингер, критикуя эту позицию самооправдания, очень точно указал на диалектику национальных и интернациональных изменений:


Тот факт, что национальное государство среднего размера в том виде, как оно существует сегодня, исторически обречено, не означает, что оно не является начальной точкой отсчета для социальной трансформации. Оно, безусловно, предоставляет единственно возможную исходную базу. Отрицать это — значит отвергать саму идею радикального изменения. Вопрос должен быть поставлен сначала в национальных границах, даже если уже есть интернациональные или, по крайней мере, общеевропейские ответы… И только если Западная Европа окажется способна создать иной тип цивилизации, мы будем спасены от американского будущего. Растущая экономическая взаимозависимость, неизбежность быстрого выхода любого национального движения на европейскую арену — все это отнюдь не обрекает отдельные страны на перманентную зависимость от власти капитала. Это обрекает социалистическое движение, как бы глубоки ни были его национальные корни, на интернационализм». [2]


Пока трудно предсказать, смогут ли эти разнообразные составляющие гармонично соединиться и возникнет ли новая интернационалистическая культура как объединенное массовое движение в Европе (и в мире). Но, возможно, именно в этих скромных начинаниях и зарождается социалистический интернационализм XXI века.


Примечания

1. «Мать-Земля» — название интернационалистского журнала, основанного в США перед Первой мировой войной известным анархистским лидером Эммой Голдман.

2. Singer D. Radical change and Europe’s nation state. Paper presented at the 1987 Cavtat Conference (Yugoslavia) on Socialism, Nations, International Cooperation. P. 10.

Комментариев нет:

Отправить комментарий