Поиск по этому блогу

21 июня 2012 г.

Иен Бэрчелл. Рабочий контроль



Безусловно, социалисты поддерживают национализацию, если она защищает рабочие места. Мы сопротивляемся приватизации общественных служб, поскольку это противоречит интересам трудящихся. Но национализация — не панацея от всех бед. В 1947 г. английские шахтеры приветствовали национализацию шахт. И в том же году они объявляют забастовку — против новых боссов и профсоюзных чиновников. Вот почему рабочий контроль всегда был стержнем подлинной социалистической традиции. 






Вы можете делать работу лучше босса? Задайте себе этот вопрос. Спросите своих друзей и коллег по работе. Девять из десяти человек наверняка громко и уверенно скажут «да».


Вопрос этот подводит нас к сути того, что подразумевается под социализмом. Наше общество разделено на два основных класса. С одной стороны это люди, которые делают вещи и предоставляют услуги, в которых все нуждаются. С другой стороны это те, кто решает, что должно производиться и какие услуги должны предоставляться, чтобы получить со всего этого наибольшую прибыль.


Слишком часто сторонники социализма, также как и его противники, отождествляют социализм с государственной собственностью. Но, как недавно мы видели в Соединенных Штатах, даже Джордж Буш прибегнул к национализации, передав под контроль правительства две гигантские ипотечные корпорации — «Фэнни Мэй» и «Фредди Мэк». Газета правых консерваторов «Дейли телеграф» посчитала это «социалистическим ответом на рыночные трудности». Конечно, кроме чудаков из «Дейли телеграф» никому не придет в голову назвать Буша социалистом.


 Безусловно, социалисты поддерживают национализацию, если она защищает рабочие места. Мы сопротивляемся приватизации общественных служб, поскольку это противоречит интересам трудящихся. Но национализация — не панацея от всех бед. В 1947 г. английские шахтеры приветствовали национализацию шахт. И в том же году они объявляют забастовку — против новых боссов и профсоюзных чиновников. Вот почему рабочий контроль всегда был стержнем подлинной социалистической традиции. Как подчеркнул британский социалист Коул, «нельзя построить социализм без твердой убежденности в способности простых людей управлять своими собственными делами».


Синдикализм


До начала Первой мировой войны идеи синдикализма были широко распространены в рабочем движении. Синдикалисты были против государственной собственности — они считали, что профсоюзам, как организациям рабочих, следует взять на себя управление промышленными предприятиями. Французские профсоюзы имели в то время лозунг — «Цех заменит правительство». В Британии синдикализм пользовался большой популярностью среди инженеров, шахтеров и железнодорожников. Вот почему принятый Лейбористской партией в 1918 г. четвертый пункт устава требовал не только «общественную собственность на средства производства, распределения и обмена», но и «наиболее доступную систему народной администрации и контроля в каждой отрасли промышленности или сфере обслуживания». Лейбористы словно никогда не замечали своих требований. В 1945 г. лейбористское правительство осуществило несколько национализаций, но лейбористский же министр Стаффорд Криппс презрительно заявил: «В Британии промышленности под рабочим контролем не будет, пусть даже этого захочет большинство». В 1995 г. другой лейборист, Тони Блэр, заменил четвертый пункт партийного устава бессмысленным пустословием о «духе солидарности, терпимости и уважения».


В России в 1917 г. революционные массы взяли инициативу в свои руки. Один из первых декретов большевиков гласил, что «на всех промышленных, коммерческих, банковских, сельскохозяйственных, кооперативных и других предприятиях вводится рабочий контроль над производством, куплей, продажей, хранением продукции и сырья, а также над финансовой деятельностью». Реальное движение за рабочий контроль шло снизу. Во многих случаях фабриканты выгонялись или попросту сбегали. Рабочие не имели иного выбора, как брать на себя управление предприятием. Джон Рид, американский социалист, очевидец Октябрьской революции, так описывает этот процесс: «Во время собрания на фабрике один из рабочих встал и сказал: “Товарищи, нам нечего беспокоиться! Вопрос о специалистах — несложный вопрос. Помните, хозяин не разбирался в технике, он не знал инженерного дела, химии или бухгалтерии. Все, что он делал, — это эксплуатировал нас. Теперь мы сами хозяева. Давайте примем на работу инженеров, бухгалтеров, других специалистов, и будем работать вместе”».


Возрождение


В сложных условиях экономической разрухи и иностранной интервенции эти зачатки рабочего контроля долго не просуществовали. Кроме того, иногда отдельные группы рабочих ставили свои собственные интересы выше интересов рабочего класса в целом. Чтобы противостоять этому, большевики были вынуждены прибегнуть к жестким мерам. Но эти ранние попытки рабочего контроля продолжают вдохновлять нас сегодня.


На протяжении последних 90 лет рабочий контроль возрождался снова и снова. В Испании 1936 г., во Франции 1968 г., в Чили 1973 г., в Польше 1980 г. и совсем недавно в Аргентине, рабочие брали под контроль свои собственные рабочие места и демонстрировали, что прежние хозяева и управляющие не так уж необходимы.


В течение венгерского восстания 1956 г. рабочие создавали советы, чтобы управлять производством. Советы контролировали уровень заработной платы, наем и увольнение, и назначали директора. Некоторые бывшие управляющие возвращались на предприятия, чтобы трудиться в качестве обычных работников. На радиостанции рабочий совет собирал вместе актеров, режиссеров, журналистов, технических специалистов, работников авторемонтных мастерских, уборщиков, — всех с равными правами.


 В Португалии падение диктатуры в 1974 г. позволило трудящимся брать под контроль места своей работы. Тони Клифф, основатель британской Социалистической рабочей партии, привел некоторые примеры рабочей борьбы: «В “Чарминхе”, небольшой швейной фабрике около Лиссабона, хозяева попытались выплатить зарплату возвращенными чеками*. Австрийский менеджер бежал из страны, и рабочие, в основном женщины, учредили кооператив для реализации своей продукции. В “Эурофиле”, выпускающим пластмассу, волокно, веревку и мешковину, на котором 40% работников были временными, администрация попыталась начать процедуру банкротства. Рабочие заняли фабрику и продолжили производство. Они не впустили хозяев и потребовали национализации без компенсации, под рабочим контролем».


Когда в 1979 г. в Иране была свергнута шахская диктатура, рабочие создавали «шуры» (советы) для управления предприятиями. Писательница Мариам Пойя дала описание их деятельности. «Шуры начали осуществлять свои полномочия на всех уровнях фабричной жизни, в том числе при заказе сырья, закупках и сбыте продукции, ценообразовании. Для решения отдельных задач создавались различные комитеты. Цеховые комитеты — для выполнения требований профсоюзов в отношении зарплаты, условий труда, страхования, здоровья и безопасности. Финансовые комитеты — для контроля доходов и расходов предприятия и для надзора за финансовой деятельностью администрации. Комитеты по связям — для поддержания контактов с шурами других предприятий. Женские комитеты, состоящие только из женщин, — для решения проблем, касающихся женского труда, особенно в химической и текстильной промышленности, где женщины составляли большинство рабочей силы».


Недавно в Британии появились признаки возможного повторения «зимы недовольства», как это было в начале 1979 г. Что действительно пугает в том периоде наших правителей и их прихлебателей, так это способ, которым рабочие начали устанавливать контроль над промышленностью. Забастовка водителей грузовиков в январе 1979 г. привела к закрытию автозаправочных станций и угрожала поставкам товаров первой необходимости. Профсоюз транспортных и неквалифицированных рабочих дал разрешение на «чрезвычайные» поставки, но их определение было передано низовым профсоюзам. Шоп–стюарды** в различных районах учреждали «распределительные комитеты», которые и принимали решения. В том же месяце прокатилась волна забастовок в Государственной службе здравоохранения. Вопрос оказания медицинской помощи стал вопросом первостепенной важности. В конце января 1979 г. правительство объявило, что примерно в половине больниц, относящихся к государственной службе здравоохранения, оказывается только неотложная медицинская помощь, а также, что фактически ни одна служба скорой помощи не работает в полном объеме, и что рядовые работники службы здравоохранения сами решают, какие случаи заслуживают лечения. Последнее было для правительства намного хуже, чем просто забастовка за повышение зарплаты. Это стало вызовом всей системе иерархии в медицинской профессии. Обычные медицинские работники, которые «всего лишь» спасают человеческие жизни, имели смелость заявить, что они лучше, чем чиновники службы здравоохранения, квалифицированы в определении того, когда следует оказывать медицинскую помощь.


Итоги и перспективы


При капитализме рабочий контроль не может зайти слишком далеко. Невозможен социализм в отдельной стране, и, естественно, никакого социализма на отдельном предприятии быть не может. Даже если рабочие установят контроль над своей фабрикой, в конце концов они будут вынуждены выйти на рынок и установить свой собственную систему эксплуатации. Настоящий рабочий контроль может существовать только в рамках демократически принятого генерального плана, в которым определены общие цели и приоритеты. Рабочий полиграфического предприятия один не сможет решить, какие книги печатать, а водитель автобуса — по какому расписанию работать. Интересы отдельных групп трудящихся должны быть «сбалансированы» потребностями общества в целом.


 Но рабочий контроль остается ключевым вопросом, разделяющим то, что американский социалист Хэл Дрэпер назвал «социализмом снизу», от «социализма сверху». В некоторых случаях реформистский парламент может осуществить национализацию, или провести реформы, которые отвечают интересам рабочего класса, например в системе здравоохранения. Однако рабочий контроль никогда не будет предоставлен пролетариату, — он должен быть завоеван трудящимися, действующими от своего собственного имени. До этого момента каждая небольшая победа человека труда на предприятии представляет собой то, что Тони Клифф назвал «ползучим рабочим контролем».


Всякий раз, когда мы оспариваем право хозяев нанимать и увольнять, защищая наших товарищей по работе, всякий раз, когда мы сопротивляемся ухудшению условий труда во имя экономической «гибкости», мы вносим свой вклад в дело рабочего контроля. Делая это, мы укрепляем веру в собственные силы, чтобы бросить вызов нашим правителям. Сейчас, когда мир погрузился в экономический кризис, войны и экологическую деградацию, мы должны сказать им: «Вы не можете править миром, а мы можем!»


Примечания

* Возвращенный чек — чек, который возвращается банком без оплаты ввиду отсутствия средств на счету клиента, выписавшего его.
** Шоп–стюард — в Британии руководитель профсоюзной ячейки, отстаивает интересы членов профсоюза на данном предприятии.


 Впервые опубликовано на сайте www.vpered.org.ru
 
Оригинал статьи доступен здесь 
 
Перевод Александра Устенко

Комментариев нет:

Отправить комментарий