Поиск по этому блогу

15 апреля 2017 г.

Джеймс М. Блаут. Марксизм и евроцентристский диффузионизм

Начиная с Первой мировой войны было по сути две марксистские школы мысли по вопросу евроцентристского диффузионизма. Одну из них я буду называть «евромарксизм», поскольку она провозглашает центральную роль Европы в прошлом и настоящем, приоритет Европы во все эпохи исторического процесса, а также естественность и желательность европейского влияния на неевропейский мир. Противостоящая ей школа, которую я буду называть недиффузионистским или универсалистским марксизмом, отрицает эти утверждения. Различие здесь не в политике: с обеих сторон были коммунисты и сторонники эволюционного социализма. 

19 марта 2017 г.

Баскар Сункара. Задачи социалистов в эпоху Трампа




Наша обязанность и миссия — победить правых и привлечь большинство на сторону другой политики.Сейчас появился отличный шанс для наступления слева, и мы ни в коем случае не должны считать, что для возникновения левой социалистической альтернативы нам нужно спасать либеральный центр

Перри Андерсон. Почему система все еще выигрывает?

Термин «антисистемные движения» часто использовался 25 лет назад для обозначения левых антикапиталистических протестов. Сегодня его значение поменялось, хотя он по-прежнему актуален на Западе. За последние десять лет число протестных движений выросло, однако теперь их участники восстают не против капитализма, а против неолиберализма: дерегуляции финансов, приватизации госуслуг и роста социального неравенства

Нэнси Фрэйзер. Конец прогрессивного неолиберализма

Избрание Дональда Трампа стало одним из драматичных политических восстаний, возвещающих падение неолиберальной гегемонии. Среди этих восстаний были решение о «брексите» в Великобритании, отказ от реформ Ренци в Италии, предвыборная кампания Берни Сандерса в США и рост популярности Национального фронта во Франции. Эти бунты, несмотря на разную идеологию и цели, объединяет одно: выступление против корпоративной глобализации, неолиберализма и политического истеблишмента, олицетворяющего их.

7 марта 2017 г.

Дарья Тимирёва. Эволюция идеологии партии «Чёрная Пантера»: Гендерный аспект



Партия самозащиты «Чёрная Пантера» была основана в октябре 1966 г. В Окленде, штат Калифорния, для противодействия полицейскому беспределу в негритянских гетто.  Уже через два года после своего возникновения это было массовое, хорошо организованное движение, с чёткой иерархией, идеологией
и собственной газетой. Идеология партии эволюционировала на протяжении всей истории организации, так как её теоретические основы рождались из практики. Лучше всего это видно на примере гендерного аспекта идеологии «Чёрных Пантер».

24 февраля 2017 г.

Илья Будрайтскис. Наследие без наследника



Может показаться, что наступающее столетие революции застает Россию в самый неподходящий момент. Колоссальный масштаб и универсалистская амбиция этого события фатально не соответствует сегодняшнему состоянию общества, погруженного в апатию. 2017-й, вероятно, станет еще одним годом нарастающего кризиса. И чем уверенней российский постсоветский капитализм движется в этом направлении, тем более агрессивно его пропагандистский аппарат продолжает воспроизводить фигуру «вечного настоящего», представление самого себя в качестве синтеза всей предшествующей национальной истории.

17 февраля 2017 г.

ELZN. Стены сверху, трещины снизу (и слева)


на гигантском рынке Капитала обмену подлежат не только товары. «Экономическая свобода» -это лишь мираж, который создает видимость взаимного соглашения между тем, кто продает и тем, кто покупает. В действительности, рынок основан на грабеже и эксплуатации. Обмен – это обмен безнаказанностями. Правосудие превратилась в гротескную карикатуру и на чаше весов всегда деньги перевешивают правду. И стабильность этой трагедии, называемой Капитализмом, зависит от репрессий и презрения.

6 февраля 2017 г.

Энцо Траверсо: «История левых — это история поражений»



Левые пытаются утвердиться в совершенно новом мире средствами, унаследованными из XX века. Модель, созданная русской революцией и господствовавшая в прошлом веке, сегодня окончательно ушла в прошлое. Что до социал-демократии, то она не делает ничего, кроме как паразитирует на социальном разочаровании. Крах коммунизма парализовал воспроизводство левого движения из поколения в поколение — его культура переживает кризис.