Поиск по этому блогу

19 октября 2019 г.

Алекс Каллиникос: «Грета Тунберг не читала Маркса, но быстро этому учится»


Я бы сказал, что главный ингредиент ленинизма в его самый успешный и творческий период в 1917 году подразумевал комбинацию массового движения снизу, занятого демократическими формами самоорганизации, с политической партией, которая пыталась централизовать и направить это движение. Если то, что Грамши описывал как движение снизу при направляющей воле центра, и есть ленинизм, то думаю, что он по-прежнему релевантен. В нем есть ответ на вопрос о власти...


23 сентября 2019 г.

Дуглас Порпора. Теоретический статус марксизма


Была ли преодолена марксистская парадигма? Нуждаемся ли мы в ней по сей день, чтобы обращаться к определенным разновидностям социальных проблем? В этой статье данные вопросы поставлены в форме вопроса на соотнесение, в духе тех, которые мы часто видим на экзаменах. Теоретические парадигмы нужно соотнести с эмпирическими явлениями, к которым они обращаются. Этот вопрос сопровождается примерным эссе. Рассматривая вопрос таким образом, я утверждаю, что для рассмотрения многих современных проблем у марксистской парадигмы нет конкурентов.

20 августа 2019 г.

Бутс Райли: Обществу нужна социалистическая альтернатива


Либеральный подход - это сталкиваясь с вопросами угнетения, расизма и даже эксплуатации, говорить о том, что люди облажались и им надо учиться. И что им надо учиться правильно. Но я всегда смотрю на дело так, что нужен классовый анализ, который говорит, что идет борьба между правящим классом и рабочим классом и что основное противоречие капитализма состоит в эксплуатации труда.

13 августа 2019 г.

Сергей Вилков. Любовь Глазунова. «Белое зеркало». Подражают ли неонацисты «Исламскому государству»


Лицо современных радикалов, как исламистов, так и белых расистов, — это анонимный пользователь закрытого интернет-форума. Доступ к таким ресурсам относительно прост, анонимность даёт ощущение защищённости, а обилие сторонников — принадлежности к большой идее. Спираль насилия раскручивается с пугающей скоростью: акции нацистов становятся ответом на атаки исламистов, которые, в свою очередь, провоцируют очередной ответ исламистов.

5 августа 2019 г.

Илья Будрайтскис. Осень контрреволюции


Лишаясь каких-либо социальных оснований, вырождаясь в чистый произвол аппарата подавления, контрреволюция становится опасной и непредсказуемой, но также становятся видимыми и ее исторические пределы. Осень контрреволюции — это время завершения цикла, когда смысл неожиданно обретают все проигранные битвы и обманутые ожидания. Так же как государственная борьба с революцией, вероятно, обретет в итоге силу самоисполняющегося пророчества.

30 июня 2019 г.

Олег Ясинский. Смерть в Колумбии



Нет сегодня в Западном полушарии ничего чудовищнее, чем происходящее сегодня в Колумбии. Новости, похожие на боевые сводки в войны, где одна из сторон безоружна, теряются в мировом информационном шуме. Они даже не замалчиваются специально; все гораздо хуже – они просто безразличны. В стране, которая обладает одной из самых боеспособных армий в регионе и опытнейшими службами безопасности, редкий день проходит без сообщений об убийствах – все чаще о нескольких в течение суток – социальных лидеров, правозащитников и деятелей культуры.

14 июня 2019 г.

Чинция Арруцца: «Признать труд женщин, а вместе с ним и власть, которой они обладают»


Мы можем сказать, что особенность всех этих движений в том, что они начинаются с частных проблем, но потом во многих странах развиваются до радикальной критики неолиберализма, а порой и капитализма в целом. Участницы всех этих протестов явно настроены антикапиталистически и видят в качестве зла не мужчин, а капитал и влияние капитализма на жизнь женщин.

6 июня 2019 г.

Маурицио Лаззарато: «Производительная сила капитализма — это война»


Современный фашизм использует демократию, которая, лишенная эгалитарного импульса революции, становится пустой оболочкой, готовой к любым авантюрам. Парламентский режим и выборы ему отлично подходят, поскольку в этих условиях они ему выгодны. Его расизм носит «культурный» характер. В нем больше нет ничего «завоевательного» или империалистического, как в эпоху колонизаций: он предпочел бы вернуться в рамки нации-государства. Он, скорее, оборонительный, пугливый, встревоженный, сознающий, что будущее не на его стороне.